postheadericon Сказ о том что было и что будет (полный)

  • Sharebar

Пусть так и будет светло и радостно

Пространства Любви  РОДОЛАД в  лето 7533от СМ (2025)

 

Здравствуйте, дорогие соседушки: бабушки, деточки, внученьки, дедушки! А расскажу ка вам о том, как прекрасна Земля среди Природы, что южнее села Севрюкаево, да на Волжском бреге Самарской Луки. Да как прекрасны люди, поселившиеся там, в далёком 7513 лете, что по усечённому летоисчислению называлось 2005 годом от рождества Христова. А прошло с тех пор, всего ничего, поколение в 20 лет, когда первые колышки были вбиты по углам будущих поместий и Люди русские, собравшиеся под прекрасной идеей Анастасии девицы, принялись за обустройство Родовой земли для себя, своих детей, внуков-внучек и правнуков-правнучек.

Наслышана земля Самарская о прекрасном поселении на Волге Матушке, что на её высоком берегу, видном издалека — далёка всем кораблям, плывущим вниз и вверх по течению быстрому. Вот и белый пароход на солнечной тяге подплывает к пристани необычной. Он целиком заплывает под полупрозрачный купол и сразу попадает в пространство цветов и зелени, а крутой берег когда-то каменистый, теперь будто райский сад с птицами и бабочками, обросший вьющимися лианами винограда и необычных цветов из южных широт, которым стало уютно под куполом, собирающим солнечное тепло и рассеянный свет. Дорожки, словно висящие мостики, пролегли от площадки причала и лучами поднимаются по склону берега, веером расходясь во все стороны. А на верху, где крутой берег переходит в пологий склон, организованы красивые входы под купол пристани, так же утопающие в зелени, теперь уже среднерусской полосы.

—  Бабушка, бабушка, пойдем скорее смотреть школу, в которой я буду учиться!

Маленькая девочка тянула бабушку за руку, которая увлеклась внутренними видами необычной пристани-оранжереи, так поразившей её воображение. Ведь до этого она бывала лишь на открытых причалах, где всё в металле бетоне и асфальте, а речной вокзал – обычное здание на некотором отдалении.

— Ну, пошли, а по какой дорожке?

— Да вон же, смотри, написано: В школу Радости и Любви Настоящего и Будущего, и стрелка показывает на восходящую дорожку с многочисленными ступенями и видовыми площадками среди цветущих камней. Вы не ослышались, камни цвели мелкими желтенькими цветами. На площадках уже стоят дети из этой необычной школы. Они любят встречать новых гостей и сами, как экскурсоводы, показывают им свою любимую школу. По пути сразу начинают рассказ о том, как им интересно учиться. Девочка с красивым именем Милада, подхватила свою маленькую гостью за руку и повела наверх. Бабушка едва поспевала за ней, желая все осмотреть.

— Бабуль, ты потом посмотришь, когда домой соберешься, сказала Юля и потянула бабушку за собой. На верху, выйдя из-под купола, они оказались среди ухоженной природы. Не было и намека, на какой либо мусор и даже сухие ветки были красиво уложены извилистыми валиками, по которым уже выросла трава-мурава и цвели цветы, кустики вечнозеленого можжевельника и молодые деревца обрамляли край обрыва и саму дорожку.  И вправо, и влево были видны внешне симпатичные и интересные сооружения вроде и домики, вроде и нет. Каждый напоминал что-то из живого мира Природы. Один был похож на морскую раковину, а другой на большую птицу, под крыльями которой разместились комнаты с остекленной стеной.  Неподалеку они увидели необычный терем, конусом устремлённый в небо с теремками поменьше над окнами, повёрнутыми во все стороны света, увенчанный вращающимся флюгером в виде петушка. Немного ниже стеклянного фонаря сиял фиолетовый пояс из солнечных батарей, который следил как-то за солнцем и поворачивался вслед за ним. Наклонные стенки кровли напоминали чешую огромной рыбы и переливались перламутром и изумрудом своего необычного материала, а над каждым окном-теремком красовались фигурки, то птицы какой-то, то лисицы с выгнутой спинкой, а то и коника, стоящего на задних копытах.

Все эти необычные домики стояли среди цветущих деревьев, а вокруг родовых поместий произрастали «зеленые стены» самой разной конфигурации, внешнего вида, из многих сортов деревьев и кустарника, которые причудливо соединились в сплошной зеленый и живой орнамент, наполненный пением птиц и жужжанием пчёл. Животные свободно гуляли среди всего этого зелёного многообразия, подходили к людям и брали у них из рук угощения, а пройти через зелёную изгородь внутрь поместья у них не было ни каких шансов, такой густой она была. Только хозяева поместий знали, где у них тайные проходы имеются. Парадные входы в поместье заметно отличались своим устройством от самой зеленой изгороди и были видны издалека.

Девочка оглянулась на свою неповоротливую бабушку и увидела слезы на её глазах.

— Бабушка ты почему плачешь, смотри как всё красиво вокруг?

— Потому и плачу, внученька, что когда-то очень давно, где-то тут был и мой участок земли, а я тогда засомневалась сильно, что мы пройдем такой трудный и прекрасный путь в будущее сегодняшнего дня, вот и осталась жить в городе… Теперь я очень сильно жалею об этом.

Через пять минут приятной ходьбы по необычной дорожке, выполненной из плоских камушков, деревянных срезов сухих деревьев и какого-то коричневого и твердого плиточного материала, между которыми побилась низенькая трава, они подошли к витой зеленой арке, на которой красовались слова, написанные самими же детьми. Каждая буква была радужно раскрашена и украшена орнаментом и цветами, поэтому все название было очень ярким и красочным, но читалось легко и приятно: «Школа радости». Девочка запрыгала и закружилась вокруг бабули и тут же разулась, да так больше и не надевала туфель до самого вечера. Круглая беседка больше похожая на живой домик из деревьев стояла или, лучше сказать, произрастала сразу же у входа и в ней несколько девочек и мальчиков заводили беседу с теми, кто приезжал сюда впервые. Они объясняли новеньким несколько простых правил поведения, где надо тихо себя вести, где можно присоединиться к другим детям, а где только посмотреть со стороны. Дальше, справа и слева располагались полукруглые и овальные рощи с пространствами-полянами внутри. В некоторых рощах просто полянка с цветами и пенёчками по кругу, в других — беседки, больше чем на входе, а в некоторых — остеклённые павильоны необычных форм, внутри которых кипела детская жизнь. В самом центре школьной территории красовалось главное школьное здание, напоминающее огромную морскую раковину в три витка, на каждом витке как скорлупки огромного ореха имелись сферические выступы с большими светлыми окнами. Здание венчалось видовой площадкой под навесом из необычного светящегося материала.

Милада строго сказала: «Сейчас мы пройдем мимо «открытых классов среди деревьев», где проходят занятия природолюбия и вам надо вести себя тихо. И действительно в следующей липовой рощице стояли по кругу ульи, напоминающие большие грибы-боровики, а некоторые как деревянные домики с расписными окошками. Детки в масках окружили один из ульев и рассматривали его внутреннее устройство, приподняв крышку улья-гриба. Худощавый дедушка без маски с седыми до плеч прядями волос, что-то объяснял, показывая кусочек янтарного пчелиного сота. Сот светился на солнышке, и тонкая струйка меда стекала по его запечатанным ячейкам.  Вместе с детьми находились и несколько совсем уж взрослых учеников, наверно их родителей.  Другая группка детей без масок окружила расписной пчелиный домик и сквозь стеклянные окошки рассматривала, как трудятся пчелки между сот. Рядом с ними на пеньке сидел другой дедушка, большой и седовласый, и тоже вел свой интересный рассказ о жизни пчёл. Дети очень внимательно слушали своих наставников, ведь это были самые первые пчеловоды в РодоЛаде, благодаря которым пчеловодство пошло распостраняться от семьи к семье.  В центре этой рощицы был необычный навес-шатер, под которым вырос прямо из земли большой круглый стол с самоваром и набором чайных принадлежностей. А рядом с самоваром находился расписной бочонок с медом, а вокруг бочонка свисали расписные деревянные ложечки. Группа взрослых и детей закрыла свой улей-гриб и в руках у некоторых деток были соты с мёдом. Шатер напоминал собой большую сетку пчеловода, в которую можно зайти через матерчатую дверь. Из неё через сетчатые стены были видны все ульи, ветерок свободно продувал внутреннее пространство шатра, а пчелки не могли залететь внутрь через сетки-стены. Такой шатер придумали сами дети, когда маски пчеловода на себя примеряли.

Бабушку с внучкой пригласили отведать меда, да с чаем заваренным на местных травах, да с сухофруктами и разными сладостями, да с баранками, которые сами дети испекли, да из муки которую сами и намололи, да из пшеницы, которую сами сеяли, сами убирали… Об этом они узнали во время чаепития. А еще и о том, что сухофрукты и сладости дети тоже сами приготовили из сада, который сажали их папы и мамы, когда строили и начинали учиться в этой школе. Вот радость-то, а вкусно-то как, пальчики оближешь. Тут и блины были и разные печенья и даже конфеты собственного изготовления. Бабушка стала расспрашивать, как да что и сколько надо класть в рецепты приготовления таких блюд, а Милада просто взяла с соседнего столика небольшую книжечку с названием: «Школьные радости, детские сладости» и протянула бабушке, сказав, тут есть все рецепты не только сладких блюд, но и обычной повседневной еды, которую тоже дети сами готовят.

Попив душистого чая, они пошли внутрь основного школьного здания на самый верх. Широкая лестница большим и плавным поворотом вокруг, открытого на всю высоту внутреннего пространства, незаметно переводила с этажа на этаж и потом более круто пошла вверх, выводя идущих, на смотровую площадку.  Удивительный вид открылся перед гостями. Во все стороны от центрального здания простирались сады разной конфигурации в плане и сортов самих деревьев. Вишневый сад выглядел овально, яблоневый смотрелся шестиугольно, а грушевый квадратом. Не было ни одного повтора, каждый сорт деревьев был высажен так, что напоминал что-то своей формой. А одна рощица была спиральной и в ней все плодовые деревца посажены по одному. Между витками спирали проходила дорожка, а около каждого плодового дерева стоял маленький наклонный столик с табличкой под стеклом. Это был класс по садоводству. Внутри многих плодовых рощиц были полянки, а в некоторых из них еще и беседки и необычные навесы или небольшие учебные сооружения самой разной формы. Тут и там кипела детская школьная  радостная и увлекательная жизнь. Атмосфера познания мира пронизывала всё школьное пространство. И еще возникало состояние, что ты в центре огромной галактики знаний.

— Это всё наши классы по различным дисциплинам и направлениям знаний, сказала другая девочка, присоединившаяся к ним в школе. Ее звали Варвара. Мы в них изучаем Природу и Мироздание. В некоторых, просто разговариваем или что-то делаем, вон в том домике сладости готовим.  А вон там за оврагом у нас есть школьный питомник, мы в нем семечки будущих деревьев проращиваем и они становятся маленькими деревцами, а потом переносим в разные места или дарим на свадьбах молодым семьям.

Дальше рощиц в одну сторону проглядывали большие сады поместий, а в другую совсем уже непонятные сооружения, напоминающие нечто космическое.

— Там у нас взрослая Академия, им ведь тоже учиться надо, а то не успеют все узнать, особенно наши бабушки и дедушки. А в той стороне в здании, похожем на большое куриное яйцо, наши папы и мамы учатся, как правильно жить вместе, делать всё вместе и думать о своих будущих детках вместе, да так, чтобы они родились умными, красивыми и сразу начали улыбаться. Мне мама сказала, что я улыбнулась ей в первый же день, как родилась, а маме совсем не было больно, когда я из животика выходила. И я помню, как это было, и как сразу увидела свет и услышала мамин голос звонче, чем у неё в животике. А мамино молочко, оно такое вкусное. Я его три годика пила. Потом решила, что надо начинать кушать разные фрукты и сама перестала молочко пить. Вон там, смотрите, это наш центр искусств, ремесел и изобретений. Туда ходят все желающие и творят самые разные вещи и картины пишут и из дерева вырезают игрушки и даже изобретают новые приспособления для удобства жизни в поселении, а потом их делают тем, кто попросит.

— Видели на домике конусом, как солнечные батареи за Солнышком поворачиваются? Это дедушка Алексей придумал устройство и сделал его для своих родителей. Теперь им совсем не надо думать об освещении домика, когда Солнышко садится за горизонт и становится темно, все само включается, а утром выключается.

— У нас один седой дедушка придумал, как воду из воздуха получать, мы к нему приходили и пили эту водичку, она такая чистая и такая вкусная. Она утром рано сама собирается капельками на большом толстом стекле и стекает в стеклянный кубик, в котором лежат цветные камушки и разноцветный песочек слоями. Водичка проходит через них и становится такой чистой, как из родника.

— А мой папа построил дом, который не надо топить зимой. Он такой теплый, и еще его Солнышко прогревает, когда холодно, а когда летом жарко, то в доме прохладно. Он похож на божию коровку, только вместо чёрных точек у него окошки.

Дети наперебой рассказывали бабушке о самых разных делах из жизни школы и поселения, а она украдкой смахивала очередную накатившуюся слезу. Потом она просто спросила детей: «Вам нравится тут жить и учиться?

– Дааааа! Хором закричали они, когда мы вырастем, тоже будем строить свои поместья, уже и место присмотрели, вон за тем лесом есть много больших полян, мы туда ходим и мечтаем, как у нас всё будет красиво.

— Только не все дети туда собираются, вот Варварин дедушка давно приготовил для неё участок и посадил на нем деревья и маленький детский домик поставил, деревья уже подросли. А Насте, вон из того поместья, её прадедушка подарил всё, что он успел сотворить за 20 лет. Ей там очень нравится, но она решила, что домик переделывать будет. Она уже нарисовала свой новый дом, а прадедушка ей давал очень полезные советы. И другой дедушка помогал ей с проектом и учительница по рисунку, у которой папа художник. Только и старенький домик почти весь сохранится, так они придумали.

На смотровую площадку вышла молодая учительница и сказала детям, что пора отвести бабушку с внучкой в общий дом, там приготовлена для них комната и сегодня намечается праздник рождения нового человека.

-Ой, мы чуть не забыли, так увлеклись. У нас в поселении недавно ещё одна девочка родилась. А у нас в школе девочек больше чем мальчиков, зато все мальчики такие «профессоры», каждый уже пишет свою научную книгу, а книгу Руслана напечатали, и мы по ней тоже учимся.

Бабушка еще раз посмотрела вокруг, и они направились в общий дом. Он был совсем рядом. Народ стекался со всех сторон к зданию необычной формы. Оно немного напоминало школу, но сразу было понятно, что это дом для всех. Внутри под большим куполом было общее пространство для самых разных совместных мероприятий, праздников, сходов, концертов и всего-всего, что требовало собрать сразу всё поселение в одном месте. Так интересно он был продуман, одновременно казался и просторным и уютным. Внутри можно сидеть по кругу и как в зрительном зале, только переставить легкие сиденья и уже концертный зал получается, а по кругу можно ещё и стол накрыть. Сиденья такие легкие и складные, что за пять минут зал становится свободным для танцев, борьбы или игр разных. Это общее пространство было ниже остального пола как раз на высоту сиденья, а весь край большого круга был как одно сплошное сиденье. Спинка и перила отгораживали круглый подиум от прохода в жилые комнаты.

Теперь именно так и было. Стол был накрыт по большому кольцу, а в центре стоял ещё круглый стол, за которым сидела молодая семья с младенцем у мамы на руках. Девочка в распашонке уже вполне осознанно разглядывала всех и всё, что происходило. А происходило чествование Родителей и напутствие Нового Человечка, появившегося в молодой семье, которая образовалась год назад в поселении, уже из его жителей, приехавших суда жить вместе со своими родителями пятнадцать — двадцать лет назад. Каждая семья пришла со своими угощениями и расставила их в самых разных местах стола, чтобы всем досталось, приготовленное с любовью, их угощение. А одно самое вкусное блюдо ставили на круглый стол молодых родителей. Дети помогали взрослым сервировать и украшать большой кольцевой стол. Живые цветы в горшках были на каждом отдельном секторе стола. Посуда была самой необычной формы, материала и росписи. Глиняные кувшины и горшочки, деревянные вазы и братины с расписными ложками, стеклянные вазы местных стеклодувов, чеканные подносы на кованых подставках и многое другое, что невозможно было разглядеть из-за фруктов и блюд, которыми они были наполнены, блюд, приготовленных в каждом доме специально к этому важному событию в поселении.

Праздник открыли звуками колокольчиков, которые оказались в руках у детей. Они сделали круг и, пройдя с малиновым перезвоном, огибая стол родителей с младенцем, разбежались к своим семьям, к своим мамам и папам. Потом было торжественно объявлено о рождении нового человека по имени Солнцелика и, начиная с её прадедушки и прабабушки, каждый самый пожилой прародитель от всех семей по кругу давал свои напутствия, пожелания или полезные советы в виде коротких, но мудрых сказов. Когда говорили старшие, было так тихо, будто каждый присутствующий стремился не пропустить ни одного слова. И было ощущение, что Солнцелика так же внимательно слушает и даже не шевельнется лишний раз. Родителям Солнцелики вручили Родовую Книгу с первой записью от имени всего поселения.

После напутствий начался самый, что ни на есть застольный пир: шум, журчание наливаемых в бокалы морсов, соков и других вкусных напитков, стук деревянных ложек, шутки и разговоры о том, как молодая семья подготовилась к родам. А как? И немного поели, попили, тогда дали слово маме и папе родившейся девочки. Они по очереди рассказали, кто и как им помогал, что они делали за прожитый год перед зачатием, какие интересные ощущения и что нового они привнесли к тому, чему их обучали в центре Рождения Нового Человека. На этот раз их внимательно слушали особенно юноши и девушки, коих было немало на этом празднике расширения Рода.

Застолье плавно перешло в импровизированный концерт. Дети пели свои новые песни и читали стихи, многие из них приготовили свои подарки и поделки-игрушки для Солнцелики.  Подиум перед столом молодых родителей превратился в гору из подарков. Надо сказать, что каждый подарок был к месту и по делу. Взрослые тоже дарили что-то полезное. Ставили свой подарок рядом со столом и говорили приятные слова молодым родителям. Через некоторое время девочка уснула на руках у молодой мамы, с улыбкой на личике.  Праздник закончился общей уборкой стола и складной мебели. Через пять минут было всё чисто, и даже намёка не осталось на прошедший праздник, кроме радостных улыбок на лицах собравшихся поселенцев. Солнце садилось за Волгу, за лесок и весёлыми группами, с песнями и смехом, некоторые разошлись по своим поместьям, а некоторые решили прогуляться по широким улицам-аллеям. Молодежь вызвалась помочь молодой семье отнести подарки в поместье Солнцелики.

Бабушке с девочкой показали её комнату, таких комнат в общем доме было около десятка. В каждой комнате стоял стол у окна и три складных стула, две кровати, шкаф для одежды ближе к входу и одно мягкое кресло.  Над кроватями полочки для книг с небольшими светодиодными светильниками, которых для чтения вполне хватало. На столе подсвечник необычной формы о трех свечах и коробочка со спичками. Хочешь светильник включай, хочешь живой огонечек свечей зажигай. На стене картина одного из пейзажей местной, преобразившейся природы, написанная в центре искусств одним из начинающих художников. Хотя, глядя на картину, этого не скажешь.

Кушать можно в комнате, но для этого была ещё общая кухня и уютная столовая. На столиках в столовой в резных вазах всегда лежали свежие фрукты, а в сторонке чайный столик с букетом из трав, которые можно тут же заварить. Вода до кипения нагревалась за три минуты в интересном сосуде, чем-то напоминающим самовар. Этот нагреватель придумали местные умельцы, говорят, что вода не только нагревается, но и становится структурированной и полезной. Большой керамический заварной чайник, обожжённый из местных глин с войлочным колпаком, чтобы аромат травы в нем держался долго, стоял тут же.

Еще в общем доме была баня с парной и душевыми кабинами, прачечная комната, клуб вечерних посиделок с камином, класс для чтения лекций для гостей, комната-библиотека, комната музыкальных инструментов, зал картин и художественных поделок, комната смотрящего. Эти комнаты потом стали с таким назначением, а в начале в них были первые классы нашей будущей школы. Все продумано так, что живи хоть целый год, но так долго естественно ни кто и не жил. Было установлено негласное правило, что семи дней вполне достаточно, чтоб ознакомиться со всей жизнью, протекающей в РодоЛаде. В некоторых случаях гости задерживались и дольше, если требовался уход за кем то, или лечение. Иногда приезжали родители с детьми в колясках, чтобы поставить их на ноги у местных целителей. Иногда эти дети сами излечивались только от царящей вокруг радостной атмосферы и огромного разнообразия красоты, цветения и жизнеутверждающего состояния,  которое называлось Пространством Любви.

Целителей в поселении было предостаточно, почитай, каждая прабабушка и каждый прадедушка могли что-то излечивать у больных горожан. Многие дети РодоЛада тоже были целителями и диагностами. Они просто видели болезнь нездорового человека и говорили ему как надо полечиться. Бывали случаи излечения так называемых «неизлечимых» заболеваний, которые «приписали» людям в городских поликлиниках тамошние медики. Еще в поселении были особые поляны, где в определенное время, в определённом месте надо было поспать на деревянном топчане под звёздами, среди цветов и растений всего несколько ночей, вдыхая во сне ароматы цветущей травы… и, потом болезнь как рукой отводило.

Слух о поселении бежал быстрее самой жизни в нём. А жизнь развивалась по законам Любви и Гармонии. Сейчас эти слова для одних в диковинку, для других не имеют смысла или наполнены сомнениями и неверием, а для нас стали повседневными, неотъемлемыми и даже обыденными. В поселении действительно чувствовалось это радостное состояние буквально во всём, начиная с подъездного знака и указателей аллей, и кончая художественными оголовками печных труб, резных наличников окон и кончая неслучайно положенным камнем у тропинки. Природа просто ликовала. Казалось, она хочет отблагодарить живущих тут людей за их продуманную и ласковую заботу о ней и не просто заботу, а наполненную душевной красотой. Нет сломанных веток, нет вытоптанных участков земли без травы и цветов, нет ни фантиков от конфет, ни пробок от бутылок и тем более, окурков. С самого начала сюда собрались устремлённые к прекрасному люди. Они написали внутренний устав, где договорились, что в поселении нет места людям пьющим алкоголь и курящим табак и прочее зелье. Рассказывали интересные истории о том, как рыбакам делали замечания простыми и добрыми словами: Мы здесь не пьем, не курим и не мусорим, особенно словами. На лицах рыбаков было одновременно неверие, удивление и настороженнось. Что за люди такие собрались тут, или секта какая-то, или чудаки непонятные, а потом постепенно стали принимать уважительно и сами менялись к добру и порядку. Бывало, и некоторые наши дедушки покуривали тайком, и даже замечания им не помогали. Но со временем вдыхая ароматы природы стали бросать свои вредные привычки, а последние окурки клали в шкаф под стекло на видное место, как напоминание о том, к чему они больше не вернутся ни когда.

Не сразу, не за год и даже не за 10 лет создавалось это самое Пространство Любви. Оно росло как многолетний цветок или могучее раскидистое дерево, а люди-поселенцы только «удобряли, поливали и рыхлили землю» вокруг него своим осознанием добра, отказом от озлобленности, негативного мышления и новыми своими добрыми поступками и добрыми делами. Как в сказке про Иванушку, когда ему Лесовик медвежью голову нацепил: «Люди-и-и, какое вам еще доброе дело сделать» кричал он, бегая среди деревьев с медвежьей головой. А потом пришёл к дедушке и поклонился ему в ноженьки. Дедушка символ мудрости, а Иванушка молод и незрел… Мышление «я так хочу» постепенно перерастало в мышление «надо подумать, а как будет лучше для всех»… Желание «сделать по своему» переходило в желание «посоветоваться и услышать (увидеть) другие точки зрения», может они имеют право быть наравне с моим «непререкаемым мнением». Так от эпизода к эпизоду шло изменение личного и коллективного сознания в сторону всеобщей гармонии, любви, красоты и пользы. Этих эпизодов было предостаточно. Одно время стали возникать устойчивые группы, которые продвигали свои понятия в жизнь поселения, потом были попытки уйти от «первородной» идеи, которая тогда буквально всколыхнула спящий народ России и многие ринулись на землю, создавать свои родовые поселения. И… многие поселения отклонились, пошли своим путем… потом некоторые из них, распадались по разным внешним и внутренним причинам, но главная причина оставалась одна – девальвация Идей Анастасии, принижение ее значения, переделывание всего и на свой лад. Да – Красивая Сказка, но, ещё какая красивая!!! Такая, которая, перевернула мышление миллионов людей планеты с головы на ноги, просто и доходчиво вселила устремлённым людям Надежду, что можно жить по этой сказке, да так, что всем потом также захочется. Сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок. Не было до той поры таких жизненных Сказок, чтоб в каждой высказанной мысли была неоспоримая мудрость тысячелетий и восхищение непреложной красотой простых жизненных решений для всего народа, уставшего ото лжи правителей и социальной деградации в каменных бездушных городах.

Пространство Любви!

На следующее утро бабушка решила пройтись по поселению. Внучка побежала в школу на показательные уроки природолюбия. Ноги сами повели бабушку в том направлении, где когда-то был её участок. Кругом трудились мужчины и женщины, их возраст был от «мала и до велика». Многие выглядели молодо, хотя выдавала седина. В чем секрет? Думала бабушка. Секрет в любви к своей земле. Они трудились весело с неподдельным интересом, вдумчиво и творчески. Иной раз было трудно понять, чем это занимается вон тот дедушка? А дедушка, оказывается, решил, что именно в этом месте у него должен появиться холмик да не простой, а в виде полумесяца, да не просто холмик, а для сбора водички, которую он направит вон к тем грядкам. Многие были одеты в расписные славянские одежды, создающие настроение ежедневного праздника.

— Вот тут, кажется, он был, мой бывший «гектар» земли…

Молодая женщина за цветущим кустарником укладывала короткие и длинные сухие веточки под деревом. Ей захотелось уложить их красиво, будто лучики от ствола как от солнышка. На концах некоторых веточек-лучиков она положила по камешку… И тогда, совсем уже необычная картина получалась. Некоторые веточки, она уложила поперек лучей, создав почти правильные круги. Но ей показалось это простым решением, и она круги переделала в спирали, а камушки разложила так, как планеты в солнечной системе. Вот и модель космоса под деревом. Напоследок она принесла несколько горшочков с цветами и вкопала их в ту же систему мироздания. Наверно это у неё планеты явно населенные жизнью. Вот чудаки, думала бабушка, разве нельзя просто вскопать приствольный круг и граблями его порыхлить, это же красиво! Но есть что-то более осмысленное и многообразное в том, что делала молодая хозяйка, оно заставляло думать над каждым предметом, не случайно тут положенным. Озарение наступило, — вот она Красота! Бабушка подошла поближе и спросила разрешения войти на участок.

— Заходите, будем рады показать вам свои творения. Тут у меня еще не то есть, пойдемте скорее, я Вам клумбы из овощей покажу.

— Из чего… клумбы?

— Из овощей!!

Они прошли в глубину сада. Сад собой окаймлял овальный огород, полукольцом с севера и с востока. За садом росли деревья еще повыше, а за ними ряды кедров, лиственницы, сосен и пирамидальных тополей.

— Тут у нас часто ветра бывали с севера и востока, как задует прохладой, что жалко помидоры высаживать в грунт. Вот и посадили так деревья, что теперь они ветер останавливают, а солнышко задерживается «дугой» из деревьев и прогревает землю на две недели раньше, чем на открытых грядках.

— Вот полюбуйтесь, моя клумба-огород, точнее овощная клумба!

В центре полукольцами была высажена капуста, да не просто одного сорта, а несколько разных по цвету и форме сортов. Особенно ярко выглядела капуста фиолетового цвета. Вокруг них маленькая дорожка. На земле незаметно лежал плоский шланг с дырочками, из которого под каждый кустик капала водичка. От центральной части клумбы, опять же лучами, расходились грядочки с морковью и чесноком, а между ними, где пространство становилось шире, были посажены кабачки в круглые лунки, они уже подросли и образовали такие шапки из листьев и цветов. Дальше по концам грядок с морковью, как бы большой ромашкой, с заходом к кабачкам, огибая концы грядок с морковью, посажена красная свекла в три рядка. Она уже краснела своей ботвой, создавая эдакий огромный орнамент цветка. За ним концентрически шёл ряд помидоров. В нем уже с сотню или больше кустиков будет…

-Это же тут хватит всего для большой семьи, и в правду очень красиво у Вас получается, сказала бабушка. А я бы посадила все по линеечке в параллельные грядочки… Подумала она.

— Это еще не все, будто услышав её, сказала женщина, вот тут будут тыквы, арбузы и дыни, они равномерно расплетутся и создадут фон для этого огромного цветка. А по дальнему кольцу у меня топинамбур, потом кукуруза и потом подсолнухи.

— Да, очень интересно, а мы до сих пор не познакомились, как Вас зовут?

— Ольга, а вас?

— Людмила Ивановна! Ольга, скажите, то большое дерево, где вы палочки лучами раскладывали, вы давно посадили?

— Это не мы, оно было посажено прежними хозяевами, которые отказались от земли… Вон там есть еще несколько больших елей и тополей, и вон те две яблони, они после пожара сохранились, когда тут трава горела, нам дедушка Михаил рассказал, как тушили его. Только мало народу было, огонь сильнее оказался и повредил много саженцев.

— Можно я подойду к этим деревьям и немного побуду одна?

— Конечно, гуляйте тут, сколько захотите, потом я Вас чаем напою, или накормлю.

Бабушка подошла к дереву с лучиками и, осторожно переступая веточки на траве, прильнула к стволу. Её плечи стали судорожно вздрагивать, и слёзы неудержимо полились. Воспоминания, печаль и всё сопутствующие в таких грустных ситуациях чувства, нахлынули одной большой волной и накрыли ее сознание. Она опустилась на корточки и начала поправлять случайно задетые веточки, потом достала из сумочки камушек и положила рядом с горшочком. Дунул ветерок, и к ногам бабушки слетело яблоневое соцветие. Она подняла его и аккуратно завернула в платочек.

— Пойдемте с нами позавтракаем, позвала Ольга.

На просторной, светлой веранде стоял удобный стол и диван у стены, и стулья по кругу. Они позавтракали салатом из свежей зелени с топинамбуром и мочёными яблоками.

— Такой необычный вкус, я еще не пробовала, призналась Людмила Ивановна.

Чай был на травах, булочки на бездрожжевой закваске и варенья нескольких сортов, как на дегустации, даже глаза разбегаются. И всё такое вкусное, хочется попробовать.

Ольга сразу поняла, что это был когда-то бабушкин участок, и не скупилась на угощения, ей хотелось как-то отблагодарить гостью за те большие деревья и за кустарник по одной стороне зеленой изгороди, и за вскопанные грядки, и сгладить ее переживания.

— А вы приезжайте к нам, когда захотите и поживите сколько захотите. Вон у нас и летний домик есть, специально для гостей, когда летом родственники приезжают, там живут. Сначала мы в нем жили и даже зимой немного, но потом стали строить свой теплый дом. Первый домик был такой маленький, он сейчас встроился в этот просторный родовой дом, вот смотрите эта стенка от него осталась, а окошко теперь стало дверью. Мы заранее, когда планировали первый теплый домик, так продумали, чтоб его достроить, и он стал бы больше и краше. Нам тогда эту идею дедушка Володя подсказал и даже эскиз набросал. Только мы вот тут сделали немного по-другому.

Людмила поблагодарила за приглашение и за вкусное угощение, потом достала из сумочки фотографию, на которой она, только гораздо моложе стоит с лопатой рядом с деревцем, на заднем плане Волга течет и сверкает в лучах солнца. Она протянула фото Ольге и предложила оставить его на память о зарождении сада.

Распрощались как близкие родственники. Людмила Ивановна пошла по самой протяженной улице с многообещающим названием «Дуга Изобилия». Дома один краше другого утопали в садах и деревьях, пчёлы, птицы жужжали и пели переливами голосов, кукарекали петухи, кое-где мычали коровы, они свободно ходили по межам, выедая траву, да так, что и косить её не надо. Она подрастала с новой силой и становилась как шёлковый ковер. На участки коров не пускала густая зелень изгороди. Их ценное «удобрение» быстро подбиралось хозяйками ближайших поместий. Иногда было слышно ржание лошадей. Дети бегали стайками или играли в свои детские игры. Они были счастливы.

Пройдя несколько поместий, бабушка вышла на широкую улицу, ведущую к возвышению на берегу Матушки Волги. Потянуло к реке. Там ведь раньше праздники проходили, на одном из них ей довелось поприсутствовать когда-то. Тогда она не смогла перебороть свои комплексы зажатости, а теперь жалеет, что не пустилась вместе со всеми хороводить, и в ручеёк не пошла и другие игры-забавы вокруг костра, показавшиеся ей тогда детскими или не серьезными… Что такое серьезность? Это подмена отсутствующей в душе радости. Откуда тогда было взяться этой радости, если козни всякие подстерегали на каждом шагу. То конфликт с бизнесменами, то возвраты документов на оформление земли, не так укомплектованные, то мысли, что могут отобрать всё это… Так и просидела весь праздник на бревнышке, хотя её не раз зазывали в круг.

Холм было не узнать. По большому радиусу, захватывая и два холмика поменьше, росли пирамидальные тополя, чередуясь с кедрами и елями. Во втором ряду шли каштаны и липы, а еще дальше наружу круга древовидные кустарники калины, сирени, барбариса, боярышника и другие, которых она не знала. Деревья по уровню земли были на много ниже холма и своими верхушками не закрывали вид на Волгу с востока до запада обтекающую поселение по большому полукругу. Тогда этот береговой полукруг и задал будущую планировку поселения. И оказалось, что если его продлить, то он включит в себя село Севрюкаево, которое теперь стало преобразовываться и подстраиваться под наше поселение. Даже дома там новые появились под стать нашим.

На холме красовалось очень интересное сооружение, смысл и назначение которого трудно понять без подсказки. Чувствовалось только, что оно очень важно не только для людей, тут живущих, но и для Природы вокруг, и даже для всей нашей Земли Матушки, а может и всего Мироздания. Оно настолько необычно, что трудно поддается описанию. В нём одновременно сочетается и глубокий смысл и красота форм и функциональность на уровне обыденной полезности. Внутри полуарок свисают по спирали трубки из нержавеющего металла со скошенным срезом по низу. Они напоминают восточный музыкальный сувенир, который издает мелодичные переливы, когда по ним ударяется центральный стержень, только больше в десятки раз. Внутри колокол для приглашения на праздник и экстренного оповещения. По периметру натянуты струны из тросиков. Они издают мелодичный звук, усиливая звук ветра. Лепестки с цифрами по низу, обрамляли всю конструкцию, и центральный шпиль вверху добавлял космичности всему сооружению. Внутри полукольцом были встроены зеркала, а на лепестки падала тень от шпиля, указывая время дня и время года. На высоте в рост человека и еще выше, вокруг шпиля на разной высоте были прикручены колечки. Если в безоблачную ночь посмотреть сквозь каких-либо два кольца, то можно увидеть определённую звезду на небосводе. Около места по направлению к Полярной звезде каменная плита на земле была отполирована подошвами ног. Наверно чаще всего смотрели на Полярную звезду. В самом центре этого сооружения было удобное кресло из кедрового дерева. Его назначения, а так же и зеркал бабушка тогда не поняла.

Подошли три, крепких и загорелых молодца-красавца в расписных рубахах с косами на плечах. Их волосы удерживались ленточками, а вышитые рубахи перепоясаны вязаными поясами с замысловатым узором по всей длине. Светлые шаровары и босые ноги…

— Доброго здравия, Вам, гостья дорогая, как, нравится? Почти хором поприветствовали и одновременно спросили косари.

— Да, очень, а что означает.

— Это наш символ Свободы Жизни и Почитания Высших. Он еще только на половину сделан. Очень долго думают все над ним и даже спорят, каким же ему быть и как в итоге выглядеть. Сошлись только на одном, что он не будет принадлежать ни по замыслу, ни по форме, ни по содержанию, ни одному из существующих вероучений и религиозных направлений, но включит в себя узнаваемые мотивы из всех основных духовных мировоззрений.

— А для чего зеркала и кресло?

— Кресло позволяет сидящему максимально и быстро сонастроиться с Природой и получать любую информацию из пространства, а зеркала в течение всего дня пускают свои лучи на тот или иной объект в поселении, и тогда люди знают который час, или какое общее событие начинается. Вот мы зайчик такой поймали, скорее за косы и сюда…

Косари так ловко, и не сговариваясь, встали по трем сторонам сооружения и ряд к ряду пошли тройной расходящейся спиралью косить траву-мураву. Трава из-под кос ложилась как в «рисунках на полях» ровно и в одну сторону, усиливая эффект спирали. Через четверть часа поляна преобразилась. И они перешли на холм пониже, и выкосили ровный круг на нём. Там, в центре оказался красивый очаг — костровище, а вокруг него, по многограннику лежали на камнях гладкие толстые бревна, которые по началу, не было видно в траве.

— Что тут будет?

— Сегодня «День Земли», а Вы не знали? Это наш первый праздник, который мы уже давно начали отмечать ежегодно, потом будет День Поселения, потом День Урожая и Новолетие, потом…

— Да Вы приходите, в 18 – 00 начало, особое приглашение не требуется. Люди сами едут посмотреть на наши праздники и тут же подключаются к сценарию. Собственно говоря, сценария почти никакого и нет. Он рождается на месте, один начнет, другая подхватывает, третий переключает на новое веселье и так до самого захода солнца. Обязательно есть стол с угощениями. Провожаем Ярилушку за лесок и сразу костер с блинами и хороводами, прыжками через огонь и хождением по углям, венками, стихами, песнями и частушками. Лучше не рассказывать, а поучаствовать и самой всё прочувствовать…

Энергетика

По асфальтовой дороге от «Петуха», что на трассе М5, мчалась машина на водородном топливе. «Петух» это такой памятник первому убитому на Тольяттинской птицефабрике петуху, а может и курице, ведь у этого «монумента» четыре ноги. Сколько странностей одновременно. Петух с четырьмя ногами, фабрика по выращиванию и убийству кур, за 30 километров от города Тольятти рядом с селом Александровское поле, с названием далекого города, а не ближайшего села. А самое интересное, что этой убийственной фабрики уже нет и в помине. На её месте теперь лес могучий поднялся в считанные годы, ведь вокруг неё тогда скопилось столько куриного навоза, что всем дачникам в округе и полям соседним досталось удобрения с многократным превышением нормы. А «приятный аромат» расходился и того дальше. Теперь и дышать приятно и «Национальный парк» доволен.

Машина, вы не ослышались, ездит на воде и может ездить на метане. Воду заливать можно даже из болота, а метан в поселении Родолад почти в каждом поместье вырабатывается из ботвы, яблок — падалицы, из навоза от коров и любой органики природного происхождения. Да и бумагу, и картон туда можно заправить в разумных пределах, а осенью листья деревьев и все что осталось в огороде несобранного и не съеденного.

Один наш умелый дедушка здорово тогда всех удивил, когда вдруг заявил, что больше не будет заготавливать дрова и газ для плиты в баллонах покупать! Говорит, у меня теперь есть свой газ, сколько хочешь! Кто-то пошутил, а хватит ли тебе своего газа, чтоб под одеялом согреться. А дед знай, своё твердит, кто не верит, приходите, покажу и расскажу, что кушать, чтоб «своего» газа хватало на обогрев дома и даже больше. Шутки дед понимал и в ответ шутил не хуже, а главное агрегат он соорудил под названием био-газо-генератор. Этот генератор перерабатывал отходы в метан, да так эффективно, что хватает на отопление дома, для кухни, ванной, и даже для хозяйства какого. Да плюс ко всему чистейший компост на выходе. Велосипеда он не изобретал, просто прочитал статью в газете «Комсомолке» об одном российском умельце, да и сделал нечто подобное с некоторыми техническими усовершенствованиями. Там генератор заправлялся на полгода и работал, пока процесс брожения не заканчивался. Потом надо все открывать, выгружать получившийся качественный компост и заправлять по новой, навозом, остатками с кухни, и сада-огорода. Этот перерыв затягивался на две недели. А наш дед этот процесс сделал независимым и непрерывным. Можно в любое время частично выгрузить отработанный материал и частично заправить новый. Он еще собирается как-то алмазы выращивать, а как, молчит, только говорит, как выращу с пяток, так и расскажу. Его спросили:

— Зачем тебе алмазы? Отвечает:

— Буду стеклорезы алмазные собирать!

О чем это речь, да, о машине, которая мчалась от «Петуха», машина на водороде и газе метане работает, а мчалась она в поселение РодоЛад. Ехали в ней сразу четверо солидных предпринимателя. Когда-то их прозвали «четыре мушкетёра». Они все вместе пришли в поселение и участки свои взяли рядом. Теперь они собрали вокруг себя целую когорту таких же поворотливых «промышленников и купцов». Дело у них стало наше общее и доходы тоже общие, Всякую новую идею, рожденную в поселении, обмозгуют меж собой и на общем сходе выкладывают, как её реализовать, чтоб всем польза была, ну и им конечно. А просто так лень заниматься, и так все свое есть. Растут деревья, приносят плоды сады, земля плодородит. А руки так и чешутся заняться привычными делами, которые тогда бизнесом называли.

Идея проста и гениальна. Всё, что сделано (любая поделка) руками умельцев из РодоЛада имеет коммерческий спрос!!! Осталось только как-то, вызвать желание самих умельцев сделать эту вещицу еще раз. Или, какую другую, интересную, зима-то длинная, а рукам надо дело делать, вот и получается рукоделие. Женщины вяжут варежки-носочки, мужички ложки режут, да горшки обжигают, дети их расписывают, да еще кто, что умеет, всего дак и не перечесть. С варежек всё и началось, да с трав целебных, да с ягоды ежевики, да с бочонков медовых, кружек, ложек, поварёшек. Всё умение в «дело» пошло. Даже хитро собранные теплицы из бруса и пластиковой арматуры разбирали на ура. Вот наши «мушкетёры» и собрались в купечество да в промышленников, только на новый лад. Новый он тем, что нет бездушных вещей, нет повтора и тиража, нет наемного труда, нет капитала Маркса с прибавочной стоимостью, а есть творчество, душевность, красота и желание сделать вещицу, от души — для души, наполненную позитивом и полезную для людей, живущих в городах, которые устали жить среди однотипных домов, однотипной мебели, однотипной одежды, можно дальше не продолжать…

Машина тихо миновала Севрюкаево и подкатила к известному многим повороту к Волге — в поселение Родолад. Дорога до Лбища теперь без ухабов, она выполнена по грунто-бетонной технологии спецами из РодоЛада. «Мушкетёров» встречал совершенно необыкновенный придорожный знак, не дорожного движения, не знак-указатель, не знак въезда. Он и знак въезда, и указатель, и монумент поселения, и сторожка с пунктом туристического проката, и зарядная станция, и общий почтовый ящик. А рядом крытая стоянка для машин с ДВС. Такой объект вызвал своим появлением много нареканий от тогдашних властей, а сделать с ним они ничего не могли.

— Что это у вас за указатель такой непонятный, таких не бывает! Твердили чиновники всех мастей. Низяяя!

— Ну, раз уж он появился, значит, такие знаки теперь бывают, значит зяяя!

— Убрать, разобрать, снести, переделать, перекрасить, подписать, согласовать… ну ладно пусть стоит, понравился всем, да и кому он особенно помешал, просто очень уж нетрадиционно устроен, мозги пришлось себе промывать вашими вкуснейшими морсами из ежевики, чтоб осознать его в полноте и пользе применения.

Знак стоял недалеко от обочины дороги, за ЛЭП на нормативном расстоянии, и мешать не мог ни кому по принципу. А вот заявить гостям надо, что они въезжают на территорию поселения, где не только въездной знак, а много других самых разных знаков в прямом и переносном смысле разбросаны, как драгоценные зёрна в виде и образе, форме и содержании совсем другого, божественного подхода к жизни на Земле. Вот и знак такой же многозначный получился.

Въезжать или оставить машину на стоянке под навесом, каждый для себя решал сам. Любой человек — водитель машины с двигателем внутреннего сгорания прекрасно отдавал себе отчет, пусть даже не на прямую, а косвенно, или в глубине души, что его машина загрязняла воздух. А он к этому причастен и что это, в конце концов, негативно отражалось и на нём, и на соседях, и на природе, и на его любимых детях. Первые годы всем было позволено ездить на машинах с ДВС на бензине, солярке и газе пропане. Потом сами же стали задумываться, что же мы природу и себя продолжаем травить, может пора уже отказаться от вредоносного топлива. Может, будем ставить машины на въезде, а дальше пешком идти, может пересесть на велосипеды, веломобили, электросамокаты. А как же строиться? Ведь надо подвезти много строительных материалов, тогда и грузовую технику, не пускать что ли? Ладно, решили, пока строимся, будем пускать. А что если спирт гнать из тех же яблок, да им бензобаки заправлять, чем тебе не горючее и выхлоп у спирта почти чистый. Сами мы его не пьем, и продавать не собираемся, а для технических нужд запрета нет. Сказано, сделано. В ту пору была полная свобода на публикации. Можно было купить книгу: «Самогонный аппарат своими руками» или «Рецепты изготовления водки». Чем народ спаивать, так лучше ездить на спирту собственного изготовления. Дело пошло,  машины переоборудовали, и стали на спирте кататься. А главное, бензин не покупать, не подкармливать нефтяных магнатов, не буравить дырки-скважины в живую плоть Земли. Потом газ метан собственного производства в дело пошёл, а теперь и до водорода добрались, на выхлопе чистый кислород выходит, хоть дыши от выхлопной трубы.

Ездить, хочешь — не хочешь, а иногда приходится. Трактор то наш, жив курилка, его тоже переоборудовали под метан со спиртовой добавкой. Бегает как марафонец. А уж сколько на него навесили дополнительного оборудования. Он теперь и снег чистит, и ветки молотит, и колеи равняет и даже с десяток телефонов заряжает по ходу, а сам подзаряжается от батареи на крыше кабины, что его аккумулятор служит очень долго. Уже и забыли, когда меняли последний раз. Может и ямы копать для прудов, только надо одно оборудование с него снять, а другое повесить.

— Слушай, Влад, видел такой ровный вспаханный круг на участке у нашего первопреда?

— Нет, а что? Так он соорудил комбайн маленький такой, который и пашет и сеет, и боронует, и косит и жнет. А самое интересное, что он сам, без водилы едет по спирали на тросу, а трос в центре круга на столбик то наворачивается, то опять разворачивается, и получаются такие ровные спиральные борозды. И это еще не все. И на столбе и на самом тракторе солнечные батареи и устройство для преобразования  тока, а под батареей емкость с водой. Этот трактор на электрическом ходу и работает.

— А вода зачем?

— Когда сеет весной пшеницу, если в земле влажности не хватает, то струйки воды бегут прямо в бороздки с семенами. А если надо, то вместо воды растворённое удобрение подается.

— А из чего трактор собран?

— Да из шестерки бывшей переоборудовал, все лишнее убрал, и даже кардан выкинул, укоротил базу до минимума, а двигун перевел на спирт и автоматики добавил, чтоб сам ехал.

— Так может он идеей поделится или соберет такой же на продажу, надо с ним поговорить..

— Еще видел такой водяной коллектор, совсем простой в изготовлении, а воду до 70 градусов нагревает, правда зимой только до 50. И этого хватает, чтоб помыться теплой водой.

— Тебе сколько надо градусов воды, чтоб мыться приятно было?

— Думаю, и сорока вполне достаточно, ведь наше тело имеет 36,6 градуса, а 50 это уже полный комфорт.

— Так давай и этот «приборчик» в массовое производство запустим, а потом на полученный доход достроим наш спортивный комплекс. Вон севрюкаевские парни нас по волейболу сделали, а нам тренироваться надо. Еще надо конюшню немного утеплить, да там трибунки для болельщиков поставить. Хорошо бы конебазу полностью переоснастить, а то нашим коневодам много трудиться приходится. Хотя они любят своих лошадок, но труд надо всячески облегчать.

— Много еще чего делать надо. Общему дому нужны солнечные батареи нового поколения, есть такое покрытие на крыши, оно само всё — как сплошная батарея и энергии много даёт.

Отлично, замётано, ты Владимир можешь собрать всю информацию, а ты Ринат Батькович, может, за производство возьмешься, а я 100%-й сбыт гарантирую.

— Надо на всемирную выставку по альтернативной энергетике попасть с нашими приборами. Вот там и спрос пойдет.

— Ты бы, Влад, к нашему Щукарю заскочил, говорят, он всю зиму в своей печурке только одну водичку жёг, и в ус себе не дул. Это же ноу-хау-венный коммерческий проект.

— Подождем немного, когда все наши поселенцы начнут этим «ноу-хау» пользоваться, а то потом со стороны эти же приборчики закупать за денежку придется. Надо предложить ему поделиться новинкой.

Машина плавно въехала под навес, а через несколько минут четыре загруженных велосипеда на электроходу покатили по мягким тропам к своим поместьям. Это наши умельцы переделали обычные велосипеды в электрические.

Завтра важное мероприятие и надо успеть к нему подготовиться.

Мужской круг

На следующий день собирался мужской круг совместно с советом поселения. Почти всё мужское население собралось и даже мальчишки подростки пришли. У каждого было с собой нечто интересное. Кто держал записную книжку, кто свиток с чертежами, а мальчики принесли макет энергетической установки. Говорят, — действующий. Значит это не макет, а модель в уменьшенную величину. Тема схода – Альтернативная энергетика и водоснабжение в поселении. Собрались, как обычно, в общем доме. Вдоль перегородки с прачечной из-под купола опустили большой интерактивный экран. Компьютер находился совсем рядом, на столике, за которым сидел молодой человек, деловито водил мышкой по коврику и стукал по клавише «Enter». Картинки начали сменять одна другую. Это была проверка аппаратуры. Когда все расселись, то выступали по старшинству наоборот. Сначала выступили мальчики с энергетической установкой на основе магнитогенератора, потом молодежь показала свои наработки по волновому насосу, работающему от наличия волн на воде, и так дальше старше по возрасту. Всех сильно заинтересовала горящая водичка Щукина, это же прорыв в будущее. Под завершение выступил «алмазный» дедушка со своим био-газо-генератором. Совет выбрал самые простые и самые перспективные проекты для первейшего внедрения. Кто-то внес предложение начать с газовых генераторов и горящей водички, потом одобрили закупку рулонных кровельных солнечных батарей для конебазы. На осень было решено начать собирать установки получения чистой воды из конденсата воздуха. По водяным солнечным коллекторам просто распечатали чертежи и решили раздать всем желающим для самостоятельного внедрения. Вот так оперативно многие важные дела решал мужской сход, а совет тут же одобрял их.

Сразу после обсуждений все мужички одной сплочённой командой пошли разбирать всем известное неуклюжее сооружение, оставшееся со времен выкупа земельных наделов. Навалились со всех сторон с топорами, пилами, ломами и гвоздодерами и памятника временной архитектуры, как не бывало. Подошли женщины с лопатами, носилками и граблями всё вычистили и даже травой засеяли. Кто-то предложил соорудить на этом месте детский игровой городок в старорусском стиле. Такая дружная работа складывалась не один год, а вместе с ней и осознание силы коллектива. Двое трое не как один. И споров, как раньше, не стало, любая идея имела право быть и это всеми понималось.  Дело сделали за полтора часа и с песнями пошли по своим родовым поместьям.

Мужской круг образовался десять лет назад. И не было такой силы, чтоб его остановить. Сказано «образовался», значит, не просто создался из мужской части поселения, а сложился в правильный образ. Правильный образ во всех отношениях, и особенно в полномочии принимаемых решений. А полномочие, это мочь в полноте. Мочь во всей полноте можно только в со-единении  и гармонии двух половин мужской и женской в любом деле, даже если оно на первый взгляд кажется сугубо мужским. Этот образ гармонии принимаемых решений для их дальнейшего осуществления и был положен в основу мужского круга.

Кто правит миром, мужчина или женщина?

Мужчина! Скажут деловые люди… Женщина, скажут мудрые… Гармония Целого, — скажут наимудрейшие. А может и другие с этим согласятся. Как бы ни было принято в нашем обществе, какую бы роль себе не выбирали мужчины или женщины, миром правит Любовь. А на необозримом протяжении тысячелетий эти роли менялись, переходили от одной половины к другой, доходя иногда до крайности полного отрицания своей противоположности у амазонок и до женского рабства востока. Когда женщину притесняют, она управляет тайно и хитро, когда мужчину подавляют, он деградирует или проявляется в насилии. Поскольку шли люди на землю в поисках гармонии, то и этот наиважнейший вопрос их волновал не менее других. Много одиноких половинок тогда пришло в поселение, а их вторые дополнения либо совсем отсутствовали, либо долго зрели на пути к… целостности.

Эти и другие рассуждения о роли мужского и женского начал помогли состояться мужскому кругу, а потом и женскому, в их целесообразных и дружных действиях на пользу родам ладным и своим половинам прекрасным и мужественным. Сказано – сделано. А сделано, то дело, которое имеет неоспоримую пользу для всех Родов и поселения в целом, когда эту пользу увидели и одобрили на общем сходе или совете старейшин.

Любое явление в нашей жизни всегда имеет обратную сторону медали или противоположный конец палки, каната, пружины или просто, свою противоположность. Кому как понятнее. Сила действия равна силе противодействия. Если есть чисто мужские дела, то соответственно есть и чисто женские, которые они могут выполнить в лучшем виде.

Женский круг

Так и случилось, вскоре после появления мужского круга возник и женский круг. Само собой это возникло не в противовес мужскому, а по житейской необходимости. Женские половины объединили свои усилия в тех делах, которые они могут  выполнять в силу своих женских способностей как никто другой. Собрались, соединились, в круг большой объединились, делать женские дела, как умеют их тела… в смысле женские  натуры. Женщина может многое. Победу в ВОВ ковали женщины тыла. Железные дороги строили женщины… Короче – коня на скаку остановит и мужа из огня вынесет. Но для этого мужчины, а вот детей собрать на концерт, лагерь организовать, школу продумать во всех ипостасях, лекарственными травами заняться, наладить сбор ежевики или еще чего, быт, в конце концов, тоже имеет значение. Да мало ли дел чисто женских набирается… Вот наступил у кого-то праздник в Роду, надо помочь по-женски, айда всем женским населением поможем еду приготовить, порядок навести, убранство праздничное создать. Кому, как ни женщинам пересчитать всех детишек РодоЛада с их возрастами и днями рождения. Когда кому в школу идти, кто из родителей и какие на этот счет имеют намерения. Как относятся к самой идеи школы, и чему хотят обучить своих детей. Это не есть внедрение в личное пространство, это для того, чтоб школу правильно организовать или летний лагерь или, или, или…

Начинали с малых дел. Решили собирать чистый семенной фонд растений, который не успели запачкать «серые» своими ГМО. Ежевичку посушили и оформили в такие красиво вышитые мешочки. А сами мешочки-то вышивали, кто краше, да аккуратнее, да из льна чистого. За целебные травы принялись и тут преуспели, теперь наши травы славятся по всей Руси и далее. Когда стали общие объекты появляться, тут и женщины с цветами. Как ни объект, так клумбы цветов красуются, любуйся, — не налюбуешься… А уж внутри помещений поселенческих столько красоты и уюта женскими руками создано: там и вышивки на скатертях да полотенцах и шторы расписные и тапочки валяные сразу за порогом… Так и развиваемся и вместе и поврозь, но в целом и едином движении к совершенству.

Совет старейшин

Как раз, рождение мужского схода и привело к необходимости создания совета старейшин. Старейшин в поселении было много. На их плечах прошло трудное становление РодоЛада, начиная от поиска свободной и подходящей земли, и кончая её полным юридическим закреплением в необходимых для целостного развития формах и документах. Множество трудностей было на этом десятилетнем пути. Много трений и страхов, много надежд и терпеливых ожиданий. Много героических усилий и стойкости духа потребовалось, чтобы удержать и землю, её целостность и духовную основу в поселении.

Когда земля юридически закрепилась за РодоЛадом, пришла вторая волна поселенцев, которые ставили для себя этот юридический факт во главу угла, а вопрос идеологии был для них на втором плане. Вот тогда и начались «тёрки», «сердилки» и брожения, кто в лес, кто по дрова, пока не согласились, что все к одной цели стремимся. К гармонии жизни с природой и любви среди людей, а это называется очень понятным и объединяющим в одно целое понятием, — Пространство Любви. Старейшины поселения очень ревностно, стойко и бережно удерживали этот образ, несмотря ни на что. Когда требовалось, напоминали новичкам о первоистоках зарождения поселения.

Так Совет поселения трансформировался в Совет старейшин. Старость равна мудрости, когда нет старческой деградации. Первое поколение РодоЛада, которое было у его зарождения, уже духовно «продовинутое» только тем, что твердо решило идти на Землю создавать Родовые Поместья для детей и внуков, живущих в городе, а живя среди чистой природы и создавая Пространства Любви, проходило ускоренные этапы своего духовного развития и физического оздоровления, и уж их то, ни как невозможно обвинить в деградации. Молодежь РодоЛада воспитывалась на любви и уважении к своим родителям и родителям своих родителей, значит и ко всем старшим. Разве могла она принизить роль мудрости по сути, своих бабушек и дедушек. А совет старейшин не мог не учитывать молодежной инициативы своих же детей, внуков и правнучек, вот и получилась полная и обоюдная гармония в управлении всеми делами в поселении. Эта гармония и сегодня является самым ценным совместным приобретением в Поселении Родовых поместий РодоЛад.

Совет Старейшин принимал самые важные решения, в промежутках и после Общего схода, а иногда и до него, в зависимости от важности вопроса и необходимости его полного осмысления.

 

Десятки и десятские

Говорят: «Сколько людей, — столько и мнений или точек зрения». Как их все услышать, понять и собрать воедино. Тут без десяток не обойтись. Десятки нужны для оперативности и разноплановой проработки возникающих потребностей в жизни поселения. Впервые о десятках заговорили все 20 лет назад. На советах чувствовали потребность в недостаточной информированности всех участников в протекаемой совместной жизни. Кто жил в городе, кто уже на земле в палатке, кто на севере, а кто еще где и даже за границей. Всех собрать, оповестить, выложить проблему на обсуждение, собрать мнения и точки зрения не было у совета возможности. Тогда и распределили по десяткам людей, да не тут-то было… Не пошло, как ни старались, все были разобщены и своей городской жизнью отягощены.

Прошло время. Пришли новые — старые энергичные люди и снова подняли тему десяток. Видно правильно начинали и надо продолжать. Дядя Стас предложил кардинально поменять принципы управления, прежде всего для того, чтоб все до единого принимали участие в принятии решений и жизни поселения. Продвинулись немного, пара десяток состоялась, на том и утихло, а надо бы не пару десяток на тот момент, а уже с десяток — десяток. В нашем полку тогда уже сотня Родов насчитывалась.

Прошло еще немного времени, меньше чем между первым «затуханием» и вторым. Теперь снова оживили десятки и они, наконец, стали работать, а всё потому, что на земле живём, а не в городе пребываем. Жизнь на земле – критерий многого! Теперь вопрос только возник, а его уже решили, по цепочке от десяток до вече он проходит за считанные дни. Так-то!

Десятки у себя выбирали десятских на короткий срок, потом, по другому вопросу другого выбирали, по принципу, кто лучше может до всех донести мнение десяти Родов, чтоб его не только донести, но и отстоять в рамках возможности. Ведь в десяти или восемнадцати десятках набирается столько же или немного меньше отличающихся друг от друга решений, которые надо на вече «укоротить» или трансформировать безболезненно до одного правильного, о чем будет сказано позже. Десятники, хоть и выбранные на короткий срок, – ответственные люди, им поручалось выработанное «с потом и кровью» решение. Не сумеешь донести вопрос до Вече, или обратно в десятку с Вече другое решение принесешь, что о тебе подумают…

Собрание-сход-вече

Было время формальных уставов и формальных собраний, напоминающих чем-то стадо овец, только умеющих «совместно браниться» и руки «ЗА»… поднимать «единогласно». Прислушайтесь к смысловому звучанию: Со-брани-е – это и есть совместная брань. Брань это хорошее слово или плохое? Скорее плохое: браниться значит ругаться, произносить оскорбительные слова (бранные слова), осуждать, порицать, упрекать. Или по другим словарям: война, битва… Значит собрание, — это война или битва бранными словами. Очень похоже на правду. Часто на собраниях дело доходит до брани, а решения в итоге принимаются не те. Разве можно принять правильное решение за несколько минут и на основе брани.

В далеком 2013 году решили, что общее собрание надо заменить на что-то другое. Ведь принять правильное решение по любому сложному вопросу в поселении можно только когда все его стороны, точки зрения, ракурсы будут осмыслены и взвешены каждым участником «собрания». Невозможно и за полчаса осмыслить что-то важное для всех. Или почти невозможно. Каждый человек сперва видит только внешнюю сторону вопроса, да еще со своей точки зрения, потом пробует, если сумеет, осмысливать его с других точек зрения, о которых кто-то говорил вслух, а уж затем (если до этого дойдёт и время позволит) пытается понять его в целом, с пользой для всех, и выработать своё, возможно, правильное решение. Вы понимаете, что на одном собрании это сделать нереально. Стали проводить собрания в несколько этапов. Сначала формулировалась тема, потом она обсуждалась, чтобы увидеть точки зрения, потом давалось время на осмысление, а уж последним шагом было соединить в одно целое несколько точек зрения, или осмысленных предложений и найти то единственное решение, которое всем понятно и имеет неоспоримые преимущества перед остальными, с пользой для поселения в целом, и каждого поселенца, в отдельности. Но это уже не собрание, а скорее сход или вече… Хотя от названия мало что зависит…

Смотрим толковые словари. Ве́че (общеславянское; от славянского вѣтъ — совет) — народное собрание в древней и средневековой Руси — и во всех народах славянского происхождения, до образования государственной власти раннефеодального общества — для обсуждения общих дел и непосредственного решения насущных вопросов общественной, политической и культурной жизни; одна из исторических форм прямой демократии на территории славянских государств. Участниками веча могли быть «мужи» — главы всех свободных семейств сообщества (племени, рода, поселения, княжества). Их права на вече могли быть равными либо различаться в зависимости от социального статуса.

А недавно подсказка пришла: вече происходит от вякать – говорить. Что же получается, опять совет, опять собрание, чем же вече отличается от собрания, важностью осуждаемых вопросов и принимаемых решений. На Вече решались вопросы войны и мира, земельные и финансовые вопросы. Как на вече устранить «разноголосицу» и принимать решения, на основе полного согласия всех представителей родов, не сказано ни в одном толковом словаре. Это и понятно, власть не Божественных сил уже была сильна.

Каждый человек, это отдельная вселенная. Если нет двух одинаковых песчинок на океанском берегу, что же говорить о людях. Выработка единогласного решения в идеале может и возможна, а практически или фактически невозможна. Как говорится, — к вече без вето можно только стремиться. Решения, выработанные в десятках и родах, тоже будут отличаться друг от друга и на вече надо включать механизм длительных обсуждений и убеждений, пока самый «упрямый» представитель Рода не согласится под силой ментального давления коллектива или полном переосмыслении вопроса в своём Роду. Такими «темпами» решения по многим вопросам будут пробуксовывать, и откладываться на неопределённое время. Где же выход? Как дела делать, чтоб всем по душе и на пользу были. Единое понимание пользы тоже надо суметь выработать. Одному польза, — другому вред… Каждый человек как Божественная единица к Нему, в конце концов, и стремится. Только стремится она с разной скоростью, значит, есть элемент незрелости в принятии решений, или наличия частного интереса, выше которого или за пределы которого не все способны или желают заглянуть. Нужна Божественная Мудрость в принятии решений, а её-то иной раз недостает … Вот куда тема пошла… Это уже тема духовности, разговор о которой еще более этичным должен быть. Не зря же в учениях сказано «Не судите и не судимы будете». Кому дано право, сказать человеку прямо и без риска: «Федя, ты не прав, редиска». – Сам ты «редиска»! Ах, так!? На тебе!.. Право то всем дано, но не все могут им корректно воспользоваться…

Помните Грибоедова:

А судьи кто? — За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времен Очаковских и покоренья Крыма;
Всегда готовые к журьбе,
Поют все песнь одну и ту же,
Не замечая об себе: Что старее, то хуже.
Где, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?

Всё повторяется в нашей «из-торы-и», вот только, думаю, несмотря ни на что, мы, всё же, становимся МУДРЕЕ, и, остается Надежда на умение увидеть эту мудрость, не только в себе любимом, а прежде всего в другом человеке, тогда мы быстрее придём к Истинному пониманию ВЕЧЕ или вѣтъ — совет – Совместное ВЕДАние Родов. Возможно, будет правильным, иметь состав Вече только из Глав Родов, и он, по сути, станет Вече Старейшин Родов. Вот тогда и выйдем из пологого замедленного круга на крутую ускоренную спираль.

Теперь у нас есть Вече — Совет старейшин, Родовые десятки, Мужской круг и Женский круг.

Вера и Уклад Жизни

Наверно этот вопрос всегда был самым сложным вопросом людского согласия, ну если только во времена незапамятные, о которых остались легенды, да былины, да сказки мудрые. Когда, для чего и кем разделение людей на веры, религии, учения, течения было положено, теперь трудно сказать, хотя и так понятно. Только этот «религиозный вопрос» у нас в поселении мудро решён, всеми признан, принят и соблюдается. «Не творите бед людям других вер, ибо Бог-Творец Един над всеми Землями… и над всеми Мирами…» Вот и ответ…

Пока мы это понимаем, не привязываем себя к одному единственному догмату, не боремся за истину в первой инстанции и ложное правоверие, разумно принимаем всё лучшее из других вер, религий, учений, — нам не страшны конфликты на этой почве. Тот, кто разделил это среди народов, чтобы властвовать над ними, не учел, что рано или поздно наступит единение на основе ПервоЛюбви ко всем созданиям Божиим, таким же, как они сами, с искрой Божией в душе – божественными задатками  и стремлением к совершенству. Вот поэтому и так долго не появлялось на горе Веры никакого духовного сооружения, храма, церкви или часовни, капища, костёла или мечети. Выделив одно, тут же принизишь другое. Нет предпочтений, есть ровное отношение. Построить единый Храм Веры, с едиными для всех ритуалами, время не пришло, если и пришло, то люди не готовы, а может уже и ушло в прошлое, тогда решили соорудить некий объединённый символ веры, напоминающий о множественности путей ведущих к Храму или к Первоисточнику.

Строители

Вот уж где развернулись души творческие, — на постройках и своих, и РодоЛада! А начинали с трениями… Каждый пришедший в поселение был сам себе строителем, а если и не был, так считал себя таковым. Представьте, сколько ждали этой строительной свободы. Ведь каждый поселенец, еще живя в городе намечтал себе хоромов в самом лучшем виде и смысле. Это же так понятно, вот она, — моя земля, вот тут будет то, а тут вот это. Где же средства взять? Построю пока незатейливую времяночку, надо скорее переехать и начать жить на земле… Потом додумаю, переделаю, разберу, приукрашу… И дело пошло. Было это в «пугающем» 2012 году. Тут и там появились рубероидные и картонные сарайчики. Некоторые вон до сих пор стоят, красуются. Только несколько поселенцев начали возводить хоть немного достойные сооружения. Споров было предостаточно. Кто в землю зарывался, кто вверх устремлялся, а кто и в длину и в ширину рос…

Это аналогично, как и с машиной. Ну что же делать, если промышленность выпускает чадящую технику. И с постройками точно так же. Каждый «временщик» давал себе поблажку и находил логическое оправдание, а если надо отстоять свою правоту, то и о красоте споры заводил, что не нужна она нам на этой первой стадии, после (потом) красиво строить будем, а пока потерпим, и нас пусть потерпят. И, конечно же, не принимали никаких ограничений в свободе строительства, что же это, теперь и построить нельзя то, что Я хочу. «Хочу и буду строить,  что хочу, потому что, Я так хочу!»

Собрались, поспорили, обсудили, осознали, поменялись, применили, изменили…

Уже на следующий строительный сезон домики и постройки было не узнать! Не важно, что это, домик, туалет или хозблок для лопат.  Один вырастал краше другого. Поселенцев-строителей охватил добрый и позитивный азарт. Дух творчества и красоты витал над РодоЛадом. А женщины приняли в этом самое активное участие. Они убеждали своих любимых мужичков строить только красиво. И пусть на вкус и цвет товарищей нет, но процесс пошёл с нарастающей силой.  Строим свое будущее, а будущее не может быть некрасивым или временным, а только красивым и постоянным.

Строительная бригада РодоЛада была известна по всей Самарской луке и за её пределами своими необычными постройками, подходами, приёмами и строительными технологиями. На каждом новом объекте появлялись строительные новшества, которые ранее считались нереальными или даже неправильными, а они появлялись и приживались и другие строители охотно их принимали и повторяли у себя. Тридцать строителей в бригаде, — это сила, скорость и оперативность. Возводилось одновременно до 7 построек разного уровня сложности. Три звена, три бригадира,  снабженец и водитель с грузовиком — манипулятором. Склад строительных материалов и универсальная мастерская, построенная для будущего центра ремесел. Теперь это уже и есть центр  ремёсел поселения с полным набором инструментария для изготовления и ремонта любых слесарно-столярных вещей, мебели, бочек, окон любой конфигурации, клеёных балок и панелей с требуемой несущей способностью, витиеватых лестниц и резных наличников. Даже не скажешь коротко, что там теперь изготавливается. Но главная функция центра ремёсел – обучение детей и взрослых искусству делания своими руками. Уважаемые умельцы стали наставниками молодёжи и детей. У каждого наставника набор своих инструментов, которыми он дорожит. Школьные уроки трудолюбия проходят в центре ремёсел, и каждый ученик сам выбирает себе наставника. Наставник, как мудрый волшебник знает и умеет всё делать своими руками, да так ловко, что дух захватывает от его мастерства. Про такого говорят, что у него золотые руки, а про неумёху говорят – руки не от туда растут. Руки у всех людей растут оттуда, откуда надо, а вот привить навыки и желание творить своими руками может не каждый.

Много одиноких половинок начинали свой путь в РодоЛаде, и не было у них возможности самим построить себе дома и постройки. И нанимать людей со стороны тоже не укладывалось в их сознании. Это же наемный труд, а он всегда низкоэнергетичный. Какой наёмный строитель не ругается? Строить с позитивом, не всем дано, а своя бригада, для своих поселенцев строила исключительно с этим принципом в сердце, в уме на деле. Если нет позитива во время строительства, нет и пользы от того, что построено.

В бригаду приходили добровольно и выходили добровольно. Тот, кто находил для себя возможность совершенствования и самореализации, тот и оставался надолго. Новенькие быстро притирались и находили товарища по специализации. Дружная пара или тройка строителей могла горы свернуть своей слаженностью и взаимодополнением. Не успеет мастер доску подставить, как помощник ему молоток или ножовку подает, тут же придерживает или замеры делает. Ты только рулетку взял в руки, а напарник уже на другом конце измерительной ленты её начало фиксирует. Это ощущение можно пережить, только поработав в таком ритме. В каждом звене есть свой шутник-юморист, он даже не замечает, как в самый подходящий момент выдаст что-то смешное и настроение бригады вверх пошло, и темп ускоряется. А то и частушку пропоет кто. В каждом звене имеется и свой «упрощенец» и свой «усложненец» продуманных заранее решений, а иной раз появляется «переиначиватель» или «сомневатель», тогда авторский надзор прибегает к искусству убеждения или личного примера: дай-ка я сам сделаю это место, а ты посмотри, как у меня получится!

Опыт переходил из рук в руки как ценный инструмент, который уже невозможно испортить и забыть, а только усовершенствовать. Молодые парни и даже девочки приходили в бригаду учениками, а уходили из неё мастерами на все руки.

Отсюда и пошла красота по поселению, потекла ручейком, реченькой, полноводной рекой! А каждый новый объект приобретал свой индивидуальный и неповторимый образ.

Первый объект бригады до сих пор вызывает самую разную реакцию у всех, кто его видит впервые. Что это вигвам или шатер, ракета или терем? Может это храм, какой веры? Даже обидное прозвище хотели приклеить, да не вышло. Это был просто сезонный домик, а теперь он стал гостевой. Теремом зовётся! Его доработали так, что диву даются люди добрые, а недобрых не было, нет и не будет у нас в РодоЛаде.

Новое поколение

Оно зародилось еще в городе. Детей начали рожать дома, точнее, в городской квартире с присутствием всех членов семьи и акушера – консультанта. Теперь дети рождаются в поселении, а их папы и мамы проходят удивительную подготовку не только к родам, а и к самому творению образа будущего дитя. Когда-то в городах процветали родильные дома, а дети, зачастую, были случайными: «Милый, я кажется,  залетела!»… Теперь эта фраза может быть не понята молодыми родителями. Они задолго до зачатия готовят себя к этому таинству. Они полностью оздоравливают свои физические тела на фруктовых, овощных и медовы продуктах, выращенных в пространстве любви. Закаливают и тренируют себя. Они выстраивают гармоничные отношения между собой, они просто любят друг друга и не мыслят себя друг без друга. Они не приемлют негатива и конфликтов, радуются жизни и создают образ будущего дитя, как здорового, красивого, полноценного, добродетельного, любимого и любящего. Если надо, то могут рассчитать и спланировать сроки и даже качества души… И, Душа приходит, из далёкого или близкого пространства, а может быть, из Рода по линии одного из родителей.

В этом им помогают мудрые и добрые феи из центра рождения Человека. В нём обучаются молодые люди, которые по каким-либо причинам не получили таких знаний от своих родителей. Мало ли что бывает. Жили в городе, книжек на эту тему не читали, а тут их уже целая библиотека и фильмы и лекции и процедуры разные. Настрой дают самый позитивный и тренинги на благополучные роды и дородовое воспитание плода. Из соседних городов приезжают беременные мамаши и живут прямо в центре по нескольку месяцев, а за одно, с новыми знаниями, вдыхают чистый воздух и впитывают Пространство Любви, вдосталь разлитое вокруг. Люди добрые при встрече улыбаются и здоровья желают, что ж не родить богатыря после этого. Потом просятся жить в поселение, а свободных участков уже не осталось…

Детей в РодоЛаде много и семьи почти все многодетные. Весело в многодетной семье, и детям вместе интереснее жить, и помощь старшеньких не лишняя. А уж как соберётся вся семья – 7-я за большим круглым столом, так и атмосфера в семье зарождается неповторимая. Вот недавно одна наша пра-пра-бабушка стала «пра-пра-пра-бабушкой». А бабушка Надя нашла у нас свою  половину и решила родить в свои (*)7 лет. Прародителей в поселении до семи поколений скоро дойдет, ведь жизнь тут чистая во всех отношениях. И здоровье деток с младенчества прирастает с каждым часом, днём и временем года. Детки почти не знают обуви и зимней одежды. Одеты легко, краснощекие и жизнерадостные. Их школа жизни еще в животе матери начинается, а уж рождаются осознанные детки, потому и улыбаются с первых дней.

На шестой день пребывания Бабушка с внучкой пришли на заключительное собеседование по дальнейшему обучению внучки в школе Радости. В собеседовании принимали участие одиннадцать учеников, по одному из каждого класса, точнее, просто с 5 до 16 лет, три преподавателя и самый пожилой, мудрый наставник преподавателей. Немного волнуясь и с улыбкой на лице, внучка слушала, что говорят дети. Одна девочка лет семи сказала: Если ты перестанешь радоваться новым живым знаниям, то вернёшься в городскую школу старых и мёртвых знаний. А наставник учителей сказал: Перед тобой, Юленька, откроются все двери, когда ты радость познания выпустишь в свободный полёт.

Девочку поздравили с приёмом и вручили ей особый Дневник радости, в который надо записать по одной полученной радости от новых знаний за каждый день обучения в этой необычной школе Ра-дости.

-«Ура! Меня приняли, в школу Ра-дости, я так этому Ра-да! Мне кажется, что «радость» значит достать Ра». — Появилось на первой странице её дневника…

Времена года.

Рассказывали старейшины, как было люто зимы здешние зимовать.  Холодный ветер с северо-востока по нескольку дней дул непрерывно, потом мог поменять направление и дуть еще много дней. Быстро выдувал такой ветер тепло, сбереженное в первых домиках, и надо было топить чуть ли непрерывно. Научились тепло сберегать, толстостенные домики или с хорошим утеплителем строили, а печки с лежанкой делали, нагреешь такую печку, и до утра на теплом спишь, даже если носу прохладно, телу тепло. Снега за зиму насыпало больше метра высотой, и ходить было невозможно даже на лыжах, если они узкие, то тоже проваливались. Стали приобретать и сами делать широкие лыжи, или снегоступы. На машине зимой можно было проехать только по накатанным рыбаками колеям, а если снежок начнет мести, ставь на обочину и дальше пешочком топай. Морозы, как и положено, круче, чем в городе, сдвижка к городскому микроклимату в две и более недели. Если в марте-апреле в городе асфальт просыхает, то на полях РодоЛада снега сухие лежат. Или наст появляется. Утром по этому насту ходить нормально, а к полудню начинаешь проваливаться по пояс, хоть катом катись или ползком.

Теперь деревья густыми стенами защищают многие поместья почти по всему периметру и в несколько рядов. Так что ветер нам не страшен. Как солнышко выйдет на весь день, так и зимой жить приятно, даже щеки согревает, и перчатки сбрасываешь, а то и куртку скинешь, оставаясь в свитере или теплом жилете, которые тебе бабушка соседка связала в благодарность, за помощь ей в другом деле. Зайцы так любят веточки фруктовых деревьев, что срезают их как будто садовыми ножницами, и укрывали каждое деревце, кто как мог. А весной раскрывали, и так до тех пор, пока деревья силу не набрали. Теперь зайцы им не  страшны.

Косули, лоси, лисы и зайцы частенько появляются среди поместий, ведь люди, тут живущие, их не трогают и даже подкармливают в лютые морозы. Лоси любят кору сосновую. Приходилось и сосенки спасать и зверей не пугать. Так было, а как будет еще через десять лет, может, будем лосей и косуль с рук кормить, да детей на них катать. Широкие озеленённые улицы и межи дают животным свободу перемещения, а добродушие людское, — отсутствие страха перед людьми. Так и живем в добром соседстве. Еще несколько лет назад стали видеть рысей. Они в два раза крупнее большой кошки, хвост длинный, пушистый кольцами разного оттенка шерсти, светлее – темнее.

Птиц зимой не перечесть. Воробушки, само собой, синицы, снегири, перепёлки и сороки-вороны, а ястребы и соколы всегда тут жили. Совы тетерева и глухари… Вот уже их столько прибавилось, что надо переписывать красную книгу. Это зимой то, а летом их пение нескончаемо. Корма для птичек теперь много стало, почитай в каждом саду и рябина, и калина, и боярышник и шиповник остаются несобранными. Живи и питайся всю зиму. Ну а хищным птицам мышек подавай. Их тут всегда много и зимой и летом. С мышками проблема, и дружить с ними не научились, и прогнать их нельзя. Так и спасаемся, кошачьим семейством обзаводимся. Мышей несколько видов, полевая, серая и землеройка. Вот они всю зимушку под снегом себе ходы прокладывают. Мышки такие непуганые, но не зевай, оставил что съестное, доберутся до него и скушают начисто. Заберутся в стены домов и шуршат по ночам. Так и живем с ними в борьбе за место под солнцем.

Весна бывает разной, она зависит от поздней осени, точнее от начала зимы. Если начало зимы мягкое и снежное, то и весной будет не так много воды по земле стекать и грунт плодородный сносить, а если в декабре хорошенько приморозит с недельку, да без снега, да с ветерком, то жди полноводной весны. Ни чем эту водную стихию не удержишь. Однако, прудов в поселении в каждом поместье по одному или два, в зависимости от наличия ложбин. Хорошие и добротно выполненные пруды много по весне воды собирают, так много, что её на всё лето с лихвой хватает и поливать и рыбу разводить. Это теперь уже постоянные пруды. Сначала люди просто наблюдали, где вода весной стекает, потом начали делать по своим силам небольшие прудики, которые и прудом назвать трудно было, просто выкапывали на пути ложбины ямы, кто сколько осилит. Постепенно год за годом расширяли и углубляли их и новые докапывали. А теперь водная жизнь у прудов стала обычным явлением. И рыба плавает, и лягушки поют, комары, естественно, размножаются. Утки и гуси домашние плюхают своими лапками и клювами. А у кого пруды больше в размере, то дикие утки и лебеди начали селиться.

Весна-красна! А дороги грязны. Ни проехать, ни пройти в апреле… так раньше было. На мужском сходе решили реализовать многолетнюю мечту-идею, как сделать дорожки скромными, но проезжими. Выбрали нужные всем проезды и укрепили их грунтобетоном. Это не бетон на цементе, это обычный земляной грунт, известью закреплённый. Плодородный слой заменили на неплодородный, и закатали его с известью, где под две, где под три колеи. Они со временем такие прочные стали. Ездим аккуратно, не сворачивая на газон, а если надо разминуться, есть заезды в поместья, там и разъезжаются две машины. Весенняя пора очень короткая. Вот вчера ещё снег лежал, сегодня сажать сыро, а завтра уже солнце жарит во всю мочь, и сажать уже поздно. Так было, пока деревьев не было. Теперь и проезды есть, и люди живут на земле, и всё успевают высадить, а что и с осени посажено, так оно уже и проросло. Чеснок зелёненький стоит, морковка прорастает, редиска виднеется и лук на перо. Грядки с озимыми сидератами зелёные стоят. Можно топинамбуром полакомиться. Теперь все культуры на две недели раньше высаживаем, а всё потому, что микроклимат создался. Под лесополосаим с севера еще снег лежит, а с юга можно уже что-то высаживать, красота «среди бегущих»… Бежит весеннее время, — бежит, торопится природа распуститься, зацвести и плодами завязаться, и сбросить соцветия лишние, и листья в размере до летних довести. Весна – пора цветения, жужжания пчел,  шмелей и комаров, один день весны – год кормит. Трудятся в своих поместьях все от мала до велика.

Лето наступает в начале мая, а то и раньше, — в апреле, ну куда это годится. С другой стороны оно и хорошо, больше дел разных можно переделать за долгие летние дни. Да не тут-то было. Ровно в 19-00 часов тучей налетают комары и загоняют всех в помещения. Можно в маске пчеловода еще два часа в саду позаниматься. Но комары нас чему-то учат. Наверно говорят, не переусердствуйте в трудах земных, есть и другие труды. Астрономическое лето начинается в середине июня, а вместе с ним и первые урожаи, которые начинают стремительно сменять друг друга, один за другим, а то и парами. Первую радость витаминов и кисло-сладкого вкуса приносит жимолость, потом клубника-земляника, тут и смородина белая становится сладкой, а за ней малина, вишня, смородина черная, яблоки ранние, абрикосы, крыжовник, груша, сливы желтые, яблоки средние, слива синяя, тернослив, яблоки осенние, шиповник, боярышник, рябина, яблоки поздние, терн дикий. Друзья, это только плодовые культуры были описаны и то не все.  Давайте не будем овощные культуры перечислять, а то жалко время переводить. Их там еще больше наберётся. Суть в том, когда же это все собирать и куда это изобилие девать. Надо заготовки делать на долгую зиму. А может сдать горожанам за недорого, пусть кушают, да свое здоровье поправляют. Почему же за недорого, сколько труда и души во все вложено. Продадим по нормальной рыночной цене. А то, что продукт экологически чистый, еще и набросим самую малость к цене. К тому же отвозить и продавать на рынке времени или желания совсем нет, позвоним на заводы, в школы, да садики, пусть заготовителей присылают. На месте продадим. Пусть они сами и урожай себе снимают, потом взвесим и сторгуемся по-человечески. Надо же успеть со внуками порыбачить, да внучкам пчёлок показать, да мёд прошлого лета у пчел забрать, да сильные семьи пчелиные поделить или рои успеть поймать. Ух!… Совсем забыли про домашнюю живность. У кого куры, у кого утки и гуси, а у кого и козочки, коровки и лошадки. Экзотических животных тоже в поместьях хватает. Добавьте к ним кошек и собак, и тогда, «картина будет написана» немного больше половины, потому как очень много намечтали и много сделали наши бабушки и дедушки. Мысли их многие, только теперь в полной мере материализовались, а нам всё это «упало на плечи». Вот и трудимся в своих пространствах любви зимой, весной, летом и осенью. И думаем, думаем, думаем, как сделать так, чтобы не делать ни как. Но так не бывает. Точнее кое-что получается и даже неплохо, например с картошкой. Стали сажать её в гряды прямо под мульчу, не закапывая… отвернул слой мульчи, положил сеянец картофеля прямо на землю и прикрыл как было. Вот и вся весенняя работа по посадке картофеля. Грядки копать не надо, а только слегка рыхлить да сухой травы или соломы подбрасывать, чтоб влагу сберечь. Секретов, как меньше трудиться физически, много набралось.

Осень пора урожаев и подведения итогов. Надо «всех цыплят пересчитать», что запланировано и что сделано, а что еще годик подождёт. Осенью не меньше надо дел успеть переделать, чем летом. Подсадить деревца и кустики в изгородь. Сделать кормушки для птиц и зверей. Высадить под зиму то, что следует высадить. Пчел к зимовке подготовить, пруд расширить, дорожку новую проложить, земли в гряды подсыпать и старой соломы завести. Земля все еще набирает плодородия, и год от года становится тучнее. Там в лесочке корягу приметил, привести бы её и в воду положить, на мелководье. У входа камень большой лежит как-то сиротливо, если клумбу около него сделать, будет красиво. Над колодцем надо домик соорудить, а над домиком вертячек небольшой смастерить, чтоб сам водичку качал, да в ручеек выливал, а ручеёк еще докопать немного надо, да русло его глиной с камушками выстелить до самого пруда. Пусть туда и течет водичка свежая для рыбок — дыхание. Прудик пока не наполнился дождями надо бы расширить, да углубить, да успеть дно взбаламутить, когда первая вода начнет прибывать. Какие тут итоги, если еще столько запланировано, подведем их, когда морозы, да снег, да зима вступит в свои права.

Осенью, да и летом грибов видимо-невидимо в живых изгородях появилось. Стоит только хорошему дождю пройти как на второй, третий день иди косой косить грибы, да в бочках солить. Ну так только в сказке бывает, а над каждым грибочком наклонишься, да аккуратно срежешь, чтоб мицелии не повредить, да хвою и листочки стряхнешь, да в лукошко положишь. А уж потом мыть да чистить, да солить мариновать. Зимой со своей картошечкой, пальчики оближешь. У каждой хозяйки свои рецепты засолки грибов, кто калину добавляет, кто рябину, а кто целый букет разных зимних ягод и травы. Слюнки не потекли ещё? То-то и оно!

Вот и еще год (лето) пролетел(о), так незаметно. Но сделано достаточно много, и пространство твое любимое стало краше, и осмысленнее. Только вот южный склон хотел террасами закрепить, а успел только малую часть склона обработать. Надо туда сухих веток натаскать, да между ними соломенные тюки положить, да кольями всё это закрепить, да камни прикопать, чтоб весной не унесло с водой. Хотел пасеку до 30 ульев довести, так они роиться этим летом не стали, а делить жалко было. Курочек собирался на новое место перенести, теперь будут еще год на старом месте жить. Хотел, мечтал, планировал… да что-то не успел.  Скорее бы весна пришла… Стоп себе думаю, «а когда же телегу ремонтировать», ну, конечно же, зимой. А вот сани с лета еще в порядке, можно лошадку запрягать, да по морозцу в село на ярмарку сгонять. Себя показать, на людей посмотреть. Наши там, почитай, все соберутся. А пока еще осень не закончилась,  не будем и итоги подводить.

Люди Родов Ладных

«Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Такие слова из туристической песни прошлого века, как нельзя лучше подходят к нашим поселенцам. Просто, по божественному принципу, нет, не бывает плохих людей, а есть лишь разные точки зрения и линии поведения, да кто-то кому-то, что-то из прошлой жизни задолжал. Когда стали это понимать, то и друг друга начали любить и принимать. Мы такие все разные, но Каждый достоин большого уважения только за то, что он решился пойти на землю, взять в руки лопату и посадить первое дерево, что не испугался многолетних трудностей становления, что решил создать свое родовое имение, облагородить данный ему свыше гектар земли, построить дом своей мечты и пригласить своих родных. Кто детей, кто своих половинок, а кто и родителей.

Три главных дела жизни сделаны! Деревьев высажено сотни и тысячи, дети уже есть или планируются в ближайшем будущем, дома добротные построены. Но этого оказалось недостаточно. Принялись дружно за озеленение улиц, аллей и границ территории. Построили Общий дом, Школу радости, Центр искусств и ремёсел. Построили и Центр рождения Нового человека и Конебазу и Народную академию. А впереди планов еще больше, чем позади осталось. Конечно, на сказку похоже, но всё перечисленное еще требует своего завершения, что-то еще только на половину функционирует, а что-то требует доработки и дальнейшего развития. Это можно приравнять к жизненному подвигу. Ни у кого не просили помощи, на собственные средства, собственными силами создали такое замечательное поселение. Совместный труд на пользу всем и каждому сплачивает, сдруживает, объединяет в одну большую силищу, которой все задачи по плечу.

Так и должно было этому быть, стали друг друга за это ценить, стали на путь понимания всех, в этом заложен совместный успех. Дети сводили «своих» и «чужих», нет им забот до суждений иных. Им нужна школа и место для встреч, значит давайте друг друга беречь. Дядя седой им расскажет про пчёл, дедушка старенький выстелит пол, на том полу будут парты стоять, дети за ними задачи решать. Тётенька добрая вместе с другой, шить нас научат рубашки с каймой, вышивку лентой и гладью простой вместе покажут и спор — никакой. Девицы красные стали рядком, парни прекрасные ходят гуськом, танец такой учат нас танцевать, в нем надо в щечку дружка целовать. А на уроках средь ив и берез взрослые к нам привели своих коз. Ветки от ивы давали им есть, козы бодались и смеха не счесть. Так было весело взрослым и нам, с ними делили досуг пополам, радость общения вместе во всём, где же тут споры, раздоры причём? Дружба рождалась с рожденьем детей, дети сближали роднее кровей, родственных душ у нас хоть отбавляй, только люби, да любовь принимай.

Так и шли дружно и весело в прекрасное будущее прекрасные люди РодоЛада, трудились и поврозь и совместно, отдыхали и веселились на общих праздниках, коих набралось больше десятка, как раз на каждый месяц по празднику. Четыре праздника было с начала, а потом к ним прибавился праздник Дружбы Родов, вслед за ним День Радости и смеха, потом День Знаний, День детей, День Деревьев и несколько возрожденных древних славянских праздников. Четыре сезонных ипостасей солнца:

— Коляда-Ярило-Купайла-Световит, привязанные к четырем солнечным событиям года:
—  Рождённое солнце-Коляда — встречаем утром после ночи Зимнего солнцестояния,
—  День Весеннего равноденствия славим и зазываем Весну и окрепшее солнце — Ярило,
— в Ночь Летнего солнцестояния опускаем венки в Ра в честь могучего солнца — Купайла,
— в День Осеннего равноденствия прославляем мудрое осеннее солнце — Световит.

А наши ярмарки стоили нескольких праздников, они проходили то в РодоЛаде, то в ближайших селах. День радости и смеха очень любили дети, его любили все поселенцы. Каждый готовил свой смешной номер или маленькое представление группой, Родом, парнями или девчатами. Наряжались так, что трудно было угадать, кто есть кто, и только по голосу или другим приметам со смехом угадывали кого-то. Кого угадывали, тот и начинал свое юмористическое выступление. Так до последнего ряженого. Вот уж насмеешься до слёз и до «коликов в животиках», потом весь год вспоминаешь, кто, во что рядился и как себя загримировал или маску, какую придумал, нацепил.

Свадьбы новые стали проходить на родовой земле в поместьях сказочных. Подросли наши детки да внуки-внученьки, набрались красоты от природы здешней, да от Волги Матушки, да от Образов родительских, им на рождение подаренных. Девицы-красавицы, парни-молодцы-удальцы дружили, влюблялись и находили своих половинок суженых. Любовь спускалась с Небес настоящая, да взаимная, да единящая на века и сердца и души. Вот и славно, вот и ладно! О самой первой свадьбе в поселении помнили многие. Их живые подарки-деревца встали-выросли вместе с детками в Вест и Витязей превратились. А обряды свадебные очень красочные, со смыслом, да с наказами, да с венчанием цветами полевыми, а значит с самой Природою. Всякая новая свадьба была краше прежней или отличалась своими обрядами от далёких предков полученными. «Ах эта свадьба, свадьба, свадьба пела и плясала и крылья эту свадьбу в даль несли. Широкой этой свадьбе было места мало, и неба было мало и Земли». Вспомнили? Такие слова, прямо в точку.

Ярмарки были по случаю богатых урожаев фруктов и овощей разных. По медовому спасу, по художествам изящным, ремёслам незатейливым и поделкам разнообразным, по профессионально выполненным изделиям полезным в быту, новинкам техники и различным приспособлениям. И каждая ярмарка сопровождалась скоморохами, да ряжеными, да концертами необычными. И народу они собирали со всех городов и весей. И не только РодоЛад выставлял свои урожаи, жители соседних сёл не отставали, а из города привозили другие полезные изделия для села. И шла бурная торговля на грани товарного обмена, порой до денег и не доходило вовсе, а менялись товарами в определённом соотношении. Зачем деньги, если можно мешок картошки обменять на женские сапожки, а мешок пшеницы, на три ведра чечевицы. Книжную полку на швейные иголки, швейную машинку к иголкам в придачу, да мешок яблок обратно на сдачу. Рулон сатина на бочку керосина, топоры да лопаты на краги, и латы. А зачем, скажите, вам городским, латы? Так мы всё ещё играем в войнушку, и надеваем бушлаты, а на них кольчуги, а уж сверху краги и латы. Еще нам бы мечи булатны, да щиты расписные статные, вот тогда и «повоюем» и потешимся, а потом в баньке попаримся, почешемся. А что ж, без войнушки вам уж и не весело, сразу скучно и носы повесили. Мирной жизни, что ли не хочется, бери свои краги, чего ты тут топчешься. Ленты яркие, подвязанные, меняем на веселье несказанное, ложки расписные, свистульки удалые, вышитые мешочки, цветные клубочки, да мёда бочку отдаём за шутку-прибаутку, да смешную «примочку», а сдача будет в частушке из одной строчки!!!

Примерно в таком духе и еще веселее проходили ярмарки, похожие на большое представление, раньше называлось «супер-шоу гала концерт» а теперь «гульба скоморошья».

Славные дела творили славные люди РодоЛада и всех их не перечесть, но будет о них сказано далее ещё не мало, только сами себя, да других узнавайте в сказе этом, а кого не найдёте, не беда, просто они остались скромными, а дел хороших не меньше других сделали и делать продолжают. Вот дед Василий такие туалеты делал удобные, да просторные, что их даже, по началу, воровали у нас. До сих пор не нашли воришек. А домик свой первый за три дня построил, потом только украшал его долго, да пристраивал новые части к нему, что он становился всё краше, просторнее и удобнее. Дед Василий знатный столяр на всё поселение, добрый и очень отзывчивый. Дедушка Саша хорошие табуретки делает. Они на любой размер, а самое главное складные, можно с собой на любое мероприятие взять и места мало занимают. А какие инструменты дядя Иван куёт в кузне, залюбуешься, он и починить может любую технику, по всем сёлам про него знают и к себе приглашают, ежели что сломается. Ни кому не отказывает, да старикам бесплатно ремонтирует. Он себе такую шашку выковал, что ствол дерева толщиной с … перерубает единым махом. Вот! Сами спросите у него, пусть покажет, если не верите. Дядя Лёша большой спец по энергетике. Он доброй половине поселенцев батареи солнечные приобрёл, да установил, да собрал все необходимые устройства в схемы, чтоб и ток и напряжение были какие надо и аккумуляторы заряжаются вовремя, и можно подключить много приборов сразу, и ничего не пикает в ушах от нехватки тока. У себя он и воду качает, и на машинке шьет, и в интернете путешествует, а в доме по вечерам во всех окнах светодиоды светятся. Дядя Серёжа может делать из дерева всё или почти всё с высоким качеством. Если надо две части дерева в одну соединить, то и шва не увидишь, так точно подгоняет стыки, под любым углом соединит. А ещё он так много дел успевает сам сделать и другим помочь, просто не верится, когда. А как солнышко встает, так и мастер на ногах, и за день не устает и печки кладёт.

Что же это всё про мужчин хвала, а наши прекрасные половины им ни в чем не уступают. Они и вкусности приготовят, и тапочки и пояски к рубахам свяжут, и семена разные соберут и саженцами всех одарят. А цветы у них в поместьях не налюбуешься. Если уж клумбы из овощей делают, то, что говорить о цветах… Летом на праздник в сарафанах неписаной красоты приходят, зимой в валенках из цветного войлока с цветочками по верху голенища. Мужьям да братьям рубахи цветастые нашили, а в домах своих рушники вышитые повесили. Коврики у порога, вязаные из полосок старых одежд, а такие красочные, сразу и не догадаешься, зато всё в дело идет, а не на выброс. Много нового-старого и интересного наши женщины научились или вспомнили, живя среди цветов. Обережные символы по вышивке пускают, пряжу прядут, из льна да крапивы ткани ткут, а станочки им мужья и дедушки соорудили. Игрушки «мягкие» для деток малых, и поиграть, и под головку положить, и обнять в сладком сне, — сразу любимыми становятся на всю оставшуюся жизнь. Даже наши дедушки без них не засыпают. Ай, да женщины!!!

Конебаза РодоЛада

Воплотилась далёкая мечта дяди Лёши. Он, сперва, хотел коней развести, потом немного свою мечту «перековал» на лосей. Очень уж заворожили его лоси, свободно заходившие в поселение. Теперь у него и лоси и лошади в одном табуне. Тут еще о страусиной ферме кто-то проговаривал, но не поняли его соседи с обострённым обонянием. А вот жеребчиков  да кобылиц молоденьких уже и своих народили точнее сказать нажеребили. Как? Да просто. В ту пору «разваливались» то есть банкротились некоторые конезаводы как не приносящие прибыли, вот и предлагали всем желающим выкупить породистых лошадок да коней задёшево. Поднапряглись мы всеми родами ладными, купили пару «гнедых». А уж от этой пары потомство славное пошло. Стали его, -потомство по родам передавать на воспитание, а от них потом назад возвернули, сразу, как конебазу построили. Что за постройка дивная и как в ней лошадкам жить приятно, дальше Сказ пойдёт.

Среди деревьев лесных, где дорога к Лбищу поворачивает, недалеко от оврага полукольцом уместилась конюшня. В центре этого полукольца большая круглая утрамбованная площадка, на которой выгуливают молодых лошадок, на ней же наши молодые казачки показывают гостям различные трюки с лошадьми. Напротив конюшни с другой стороны загона разместились простые, из бревен, удобные трибуны в три ряда. Мальчишки и девчонки во время тренировок  часто группками на них сидят и что-то горячо обсуждают. Народ стекается на конное представление. Как раз сегодня будет проходить показ породистых лошадей с аукционом в конце показа на жеребца по имени Верьгром. А в представлении участвуют ещё две лошади из поселения Родное и четыре из нашего РодоЛада.

Всё действо началось для всех совершенно неожиданно… Прозвучал рожок и со стороны леса по тропинке, на полном скаку в круг загона влетели вереницей сразу семь скакунов. Четыре молодых парня в белых рубахах с яркой вышивкой по рукавам и вокруг ворота да в шароварах и три девицы в соответствующих действу нарядах под мужской лад, но с женскими украшениями, и, завертелись по кругу, держа в руках флаги РодоЛада и поселения Родное, среди всех лошадок и жеребцов выделялся Верьгром. На нём была накидка, как на рыцарских турнирах с окантовкой-вышивкой славянскими мотивами восьмичастного коловрата. Не успев дать зрителям опомниться, флаги на полном скаку были вставлены в гнезда флагштоков по периметру загона, а всадники на скаку уже стояли на сёдлах лошадок в полный рост. Потом они выстроились попарно, и наездники ловко и синхронно перепрыгивали с лошади на лошадь, не снижая скорости. Верьгром возглавлял три пары, скачущие вслед. На нем сидела самая юная наездница и только успевала подбадривать своего любимого коника. Она не делала трюков, а только задавала ритм и скорость скакунам. После перескакивания на полном скаку седоки спрыгивали на землю и тут же заскакивали обратно в седло, потом переворачивались в седле, потом… Всех трюков и не пересказать, но один другого стоил по сложности и ловкости исполнения. Публика восхищённо аплодировала каждому трюку.

Когда действия такого феерически красочного представления закончились, все седоки соскочили на землю и вместе с лошадьми выполнили грациозные поклоны. Все, кроме Верьгрома с наездницей скрылись в воротах конюшни. В круге загона остался только Верьгром. Он гордо и медленно поворачивался по кругу, показывая себя. Покупатели были из поселения Солнечное и Самары. Ставки были необычные. Самарцы привезли на обмен свою знаменитую упряжь сразу для всех лошадок Родолада, а Солнечники предложили своих дружных ребят, чтоб достроить арену и помощь по уходу в конюшне на целый месяц. Был и третий покупатель – бывший  миллионер, ушедший жить в деревню. Он предлагал породистых овец и десяток ульев, полных пчёлами северной породы. Решение, отдавать или нет, за такие эквиваленты статного скакуна, принимали сами коневоды. Упряжь хоть и красивая, да была и своя. Пчёлы водились уже в каждом поместье, к овцам пристрастия не было, а вот достроить арену всем пришлось по нраву. Обсудили договор эквивалентного обмена, оговорили сроки и отдали Верьгрома в поселение родовых поместий Солнечное.

После аукциона всех лошадей и коней вывели из денника и привязали за коневязь под навесом. Детишки окружили лошадок, гладили им бока и заглядывали в их глубокие тёмные глаза. Лошадки терпеливо, а может и с удовольствием, сносили все детские ласки-шалости и осторожно брали у них из рук яблоки и морковку. Они смешно прядали губами и переминались  на стройных лоснящихся ногах, играя упругими мышцами.

Народная академия

Это название закрепилось за ней с самого начала, даже еще и земли тогда не было, а такой объект-проект в будущем поселении был задуман и вполне серьезно. Его предложила «родоначальница» бабушка Катя. Так оно и пошло не меняясь, менялось только наполнение Академии смыслом. Ведь взрослые в ней обучались, если можно так сказать, мудрости жизни! Не каждый взрослый понимал и принимал, что мы учимся всю свою жизнь и учимся всему, всему. Кто-то думал, что школы и института достаточно, остальному жизнь сама научит, а оказалось не достаточно, когда молодое поколение стало, иногда по делу, воспитывать стариков. Оно и раньше так было, тогда им просто говорили, что яйца кур не учат, а тут стало понятно всем, что идет ускоренное опережение развития нового поколения, а тем, кто постарше труднее всего было перестроить свое мышление, понятия, привычки и стереотипы, наработанные ими еще в городе. Вот и решили рядом со школой Радости начать строить школу Мудрости или Народную Академию. Одним из направлений в ней стал Университет саморазвития. Лекции сначала читали приглашенные «знаменитости»… Постепенно и среди поселенческих выявлялись и мудрые, и начитанные, и духовно продвинутые. Они готовили доклады о своих наработках и делились ими с остальными поселенцами на семинарах саморазвития. Потом добавились лекции по экологии, архитектуре, ландшафтному дизайну, земледелию и пчеловодству. Пчеловодство пользовалось особым почтением. Всем хотелось своих пчёл иметь и свой медок начать кушать. Пчёлы живут сложной самоорганизованной семьёй, где все действия соподчинены единому ритму, порядку и законам. Пчеловоды порой всю жизнь учатся, как пчёлок содержать. И до сих пор всё еще придумывают свои способы содержания пчёл, свои устройства ульёв и продолжают изобретать, вместо того чтоб наблюдать за ними и дать им самим жить по природе.

Народная академия превратилась в признанное на государственном уровне высшее учебное заведение, куда стали приезжать обучаться со всех концов страны люди разных возрастов. Пришлось вводить ограничения по численности и устраивать отбор в виде особенных экзаменов. Большая часть лекций была доступна всем желающим, она проводилась в общем доме, где его центральная часть под куполом вмещала триста человек. Сейчас строится специальный лекционный зал на 500 мест под открытым небом. Стены и крыша у него будут трансформироваться. Он и РодоЛаду будет необходим, ведь нас уже, ни много ни мало, а почти тысяча человек набирается, одних взрослых только 700 будет. И все хотят учиться и сами лекции готовят. Век живи, — век учись… Для чего и живём.

Центр искусств, ремёсел и рукоделия

Он появился у нас 7 лет назад, а всё началось с обычной мастерской, которую построила строительная бригада для всех желающих что-то делать с помощью широкого набора инструментов. Мастерская напоминала обычный ангар, только собран из поликарбоната и стеклопластиковой арматуры, а под прозрачной оболочкой находятся самые разные станки, не требующие много электроэнергии, полезные инструменты, приспособления, верстаки, тиски и прессы. Южная плоскость постепенно обросла солнечными батареями, и набор станков вместе с ней тоже добавлялся. Можно было строгать, фрезеровать, полировать склеивать древесину. Можно делать заготовки для сборных домов, можно самую разную мебель сотворить.

Вскоре после возведения мастерской стали подумывать о кузнице. Кузница в поселении всегда нужна, ведь и лошадки появились, а их подковать иногда надо, и инструменты особенные для сада-огорода, а дальше – больше. Стали делать свои топоры, ножи мечи и шашки самых разных форм и стилей. Преобладали изделия, которыми пользовались наши далёкие предки, а кто и кочергу отковать приходил или решётку для камина, подставку для цветов или чистилку для обуви. Бывает грязно после дождя, не понесёшь же в дом и даже за порог. Так вот у нижней ступени порога прикреплялась чистилка, искусно выкованная и с ушками по бокам для удаления грязи с рантов обуви. Оружие делали для славянских игр и тренировок боевым искусствам, которые, кстати, преподавались и в Народной Академии, и в школе Радости.

Классы по рисунку, живописи, дизайну, резьбе по дереву, вышивке, ткачеству, гончарному ремеслу и многие другие, тоже ждали своего строительства и тогда решили, что это далеко уже не мастерская, а Центр искусств и ремёсел. Его придумывали всем миром, точнее теми, кто имел потребность создавать прекрасное и обучать этому. Было много вариантов проекта центра, из которых удалось выбрать самые интересные и соединить в один. В нём-то мы сейчас и занимаемся и других обучаем. Мальчишки и девчонки свои и севрюкаевские и с Лбища приходят заниматься каждый по своему интересу, кто живописи обучается у дяди Димы, а кто дизайну у дедушки Володи. Девочки любят занятия по ландшафтному дизайну, которые ведет тётя Таня и по вязанию женских платьев у бабушек Тамары и Надежды. Мастера своего дела охотно передают знания подрастающему поколению и молодым людям, выросшим в тесном городе.

Остров везения

Есть на Волге, почти напротив территории РодоЛада, остров, поросший лесом. Там, много лет подряд, стихийно, останавливались туристы и разбивали палаточный городок. Дедушка Александр несколько раз вносил предложения, чтобы начать использовать остров самим по тому же туристическому направлению, Но не был тогда услышан, а может, рано было этим начинать заниматься, ведь любое новое начинание требовало тщательной проработки и инициативы в нём заинтересованных. Мало предложить, надо убедить или самому сделать, на этом и кончалась новая затея. Накопили силёнок, стали думать, как рыбаков да стихийных туристов  к порядку призвать. Как ни говорили, предупреждали, плакаты ставили, а они знай, своё, — наезжают на природу на своих Нивах, что грязь из-под колёс разлетается, да колея глубокая появляется. Самое неприятное, что «после них хоть потоп», оставляют мусора больше чем с собой привезли. Сначала создали пункт проката туристического инвентаря. Народ разведал это, и ему понравилось, ведь свой инвентарь и иметь, и возить надо, а всего своего и маленькую собачонку на все случаи не наимеешь. Пошло дело! Организовали стоянки и закрыли спуски для машин к самой воде. Это по закону о водоохранной береговой полосе было сделано. Фотографировали нерадивых мусорщиков и в Национальный парк отсылали информацию.

Остров вычистили от мусора, поставили таблички о новых правилах пребывания на частной территории и о платных услугах на некоторые удобства, там дрова, там туалеты, там мостки для рыбалки. Палатки, лодки, удочки и всё такое, — очень удобно, а РодоЛаду лишний рубль не помешает. Костровища и поляны обустроили, пляж для купания расчистили и даже песка намыли, когда мимо плыл «плавучий агрегат по намыву песка» — земснаряд называется. А мы его подкараулили, да с капитаном переговорили. Через две недели он на обратном пути к нам заплыл и сразу несколько пляжей намыл и не так дорого получилось. Расплатились деньгами с туризма, да фруктов всяких надавали столько, что вся его команда стала вегетарианцами, пока они у нас работали. К ним ещё дядя Боря «подкатил» с темой топляка, договорился о подъёме со дна Волги морёных деревьев, которые давным-давно утонули, и тихо ждали на дне своего звёздного часа. Ведь морёное дерево приобретает невиданную прочность и стойкость к гниению. Его даже инструмент не всякий берёт. Очень много поделок тогда сделали из морёного дерева в центре искусств и ремёсел, несколько колодцев обустроили.

Вот так и превратился наш остров из острова невезения в остров везения, катания и купания, спортивной рыбалки, а потом и подводный спорт наладили, и яхты в аренду и лодки всех конструкций, даже ладья есть старинная, которую дядя Женя собрал. Он еще мечтает самоходный плавучий домик построить с банькой и купанием. Отплыл на глубину и купайся, и рыбку лови. Спрос будет на него, что и свои в очереди постоят немного. Только своим он будет давать не за деньги, а за участие в его изготовлении, кто помогал, тех и покатает. Шутка! Детей катать будет без всякого участия и сколько захочешь. Для них соорудит небольшой, огороженный сеткой бассейн, в котором воду менять не надо, она сама туда беспрепятственно затекает и всегда чистая. Учиться плавать очень удобно даже на глубине ни кто не утонет, просто сетка под ногами может подниматься повыше, а для взрослых опускаться пониже. Некоторые взрослые дяди и тёти плавать не умели, а теперь научатся. А после парилки плюхнуться прямо в воду одно удовольствие, – дух захватывает, особенно если это ранней весной или поздней осенью, когда только лёд сошёл, или вода вот-вот замёрзнет. Вот остров на пути стоит…

Детский лагерь

Не подумайте чего плохого. Раньше в СССР для детей по всем рекам, лесам и на берегах морей наших детские лагеря строили. Дети там отдыхали на летних каникулах. И много интересного, и полезного было в этом движении. Потом было время, когда новоиспеченные капиталисты перекупили лагеря эти, а те, что похуже, — совсем забросили, да растащили по досточкам. Детский лагерь отдыха задумали тоже давно и даже проводили пару раз в палатках, да в самое жаркое время. Потом несколько лет ни кто не хотел это утомительное мероприятие организовывать. А детям любой отдых вместе со сверстниками и с родителями нравится. Им и комары нипочём, только бы играть, купаться, развлекаться, а то и обучаться чему-то интересному. Вот тогда и решили, что пора детям создать условия для отдыха совместного. Кто с родителями, бабушками, а кто с сёстрами братьями из города с большим желанием приезжали в РодоЛад, в детский лагерь-пансионат. Построили его рядом с пляжем на восточном берегу Волги. Туда раньше рыбаки да стихийные туристы из города приезжали, а теперь там дети отдыхают с июня, по сентябрь, кто раньше июня или осенью приезжает, тот в школе Радости доучивается или начинает учебный год городской школы. Наши-то дети совсем по другим программам обучаются, им можно и в сентябре в школу не ходить или жить в лагере и делать занятия по заданиям учителей-наставников, а то через онлайн-интернет.

Детский лагерь назвали «Рай-ли-май-ли». Странное название, но со смыслом. Кому рай, а кому май. Детям, конечно рай, а вожатым иногда и май. За каждым ребёнком пригляд нужен, особенно если с сёстрами-братьями приехали. Постепенно наладились самые интересные мероприятия для детей. Плавать учили, и на лодках плавали, в походы ходили, в овраги спускались, на велосипедах да лошадках катались. А теперь лагерь-пансионат Рай-ли-май-ли и зимой действует. Столько зимних развлечений вспомнили взрослые из своего далёкого детства, что современные дети таких и в помине не видели. Катание на ледянках с холмов центральной возвышенности, чего стоит. Возвращаются с катаний, краснощёкие, «снеговички со снегурочками», потом у камина в общей комнате «оттаивают». Вот про валенки чуть не забыл. Их выдавали всем детям, а валенки эти в РодоЛаде сваляны нашей умелицей-художницей тётей Таней, да с вышивкой, да из цветной шерсти, да подшитые дедушками Родными. Лыжи тоже особые, ведь снега наметает не меряно, а он, по началу, такой пушистый, что обычные лыжи в него проваливаются до колен. Наши лыжи сделали в мастерской дяди Серёжи. Лёгкие, широкие, и крепление универсальное, хочешь на валенки, а хочешь на зимние ботинки. Холмы на берегу облюбовали и с восточной и с западной стороны от главного холма. С них скатиться до самого берега можно и крутые участки есть и пологие. Если кто первый раз на лыжи встает, то вожатые учат простым приёмам мягко падать, да повороты делать, еще притормаживать, если разогнались лыжи дивные.

Зимой наскоро строили детский городок из снега и льда. Там и крепости и башни и валы снежные. Устраивали бои снежками да мешками с опилками. Снежки совсем не твёрдые лепили из свежего снега, когда потепление наступало. Вот забава, так забава. Взрослые подключались, и, с азартом шли на штурм крепости «противника» переходили в рукопашную, просто валяли друг друга в снегу, да норовили за шиворот снежку подбросить. У некоторых дядей и «шиворота» ни какого не было, они до пояса раздевались и дурачились как мальчишки, а мальчишки от них не отставали и тоже до пояса раздевались, а потом и обувь скидывали. Кстати, банька всегда наготове была, разогрета добела. Кто замерз, сразу в парилку, а из парилки опять прямо в снег. Вот и закалка, вот и здоровье крепкое. Наши-то детки о болезнях только в книжках читали, а сами очень редко кто простужался и то на денёк. Так дома, сразу на травках чаёк, да на ночь медок, а к утру, вся хворь напрочь выскакивала, как её и не было.

Музей под открытым небом

Этот музей особенный, таких нет больше ни в России, ни во всём мире. Особенный он тем, что есть такое место за лесочком, на крутом Волжском бережочке, где несколько тысяч лет назад наши предки жили, теперь оно городищем зовётся, а мы этнографический музей там устроили. Не простой, а под открытым небом на площади в несколько гектаров. Раньше туда студенты-геологи, да искатели кладов наведывались, а теперь туристы приезжают и только по особым тропам ходят. С тропы не позволено сходить на траву, а то можно на цветок или бабочку наступить нечаянно, тогда будущее изменится в худшую сторону, читали наверно? Все эти тропинки на невысоких столбиках из толстых брёвнышек сделаны, а через овражки канатные мостики переброшены, висят, да покачиваются, но крепко висят, иди смело да за боковые канаты держись. По сторонам стоят избы древние. Понятно, что это сделано не в далёком прошлом, но так искусно, что полное ощущение древности возникает. К любой избе можно подойти и внутрь зайти, и даже печь затопить. Взять горшок ухватом, и лампаду хитрую зажечь, а где и факела торчат. А в углу самопряха стоит, да станок ткацкий из далекой древности. Из станка кусок полотна не дотканного выглядывает, а на самопряхе пучок шерсти, да нить намотана, будто минуту назад была оставлена работа, а хозяйка пошла коровку подоить да лошадку попоить…

… Тын бревёнчатый стоит, на тыну кувшин висит, а под ним бревно большое, в нём топор острой торчит. Всё устроено по были, нет ни мусора, ни пыли, смотришь лавка широка, а в окне видна река. То не Волга путь свой правит, то река по зову Ра! …

Музей выходит к крутому берегу Ра реки и там стоят старинные лодки с вёслами и парусом, таких даже 300 лет назад не видели, а мы на них и проплыть по Ра с редкой радостью можем, да предков этим прославим. Лестница с крутого склона к воде была из толстого каната с жердинами-перекладинами, без тренировки и не спустишься. Далекие предки её поднимали, если врага на воде замечали, наматывали на большой барабан, а вокруг городища ров глубокий вырывали и через него тоже ворога не пропускали. Теперь один участок рва восстановили, воды в него налили, а рядом с канатной лесенкой у воде, другую сделали, более устойчивую да с перилами, чтоб неуклюжие да пожилые туристы без страха к воде спуститься могли. На лодку трап перекинут, а парус из настоящей парусиновой ткани, только более грубой, соткан. На парусе образ Ярилы вышит красно-жёлтый да с лучами оранжевыми, чудеса, и только. Как будто в глубину веков окунулся, и многие дела предков тебе понятными стали. Нашли мы тогда приборы чуткие, прошлись по склонам и определили, где дома стояли, а где еще что. Кузню старую откопали, да и восстановили. Нашли много артефактов старинных. Меч нашли, который почти не проржавел, видно знали предки сплавы тайные булатного закала. И изделия из маренного дуба то же сохранились превосходно.

Загоны со скотиной домашней действуют как сорок веков назад. Можно и к корове и к козе подойти, на огромного быка посмотреть издалека, а ослика, да овечку с рук покормить и кота-мурлыка погладить. Овечку можно даже попробовать постричь такими ножницами пружинными. Они не как в детской загадке, — без «гвоздика» посередине, а выкованы из одной полоски металла, закалённого так, что пружинит в руке как кистевой эспандер. Режут и шерсть, и кожу и тонкую бумагу. Самая обросшая овечка ждет своего «парикмахера», когда же остригут вторую половинку её кудрявой мягкой спинки. Рядом женщина в наряде древнем овечку придерживает, да девочек на подстрижку зазывает. Можно на подстрижку, а можно и за самопряхой пряжу пропрясть.

Всё в этом музее действует, ничего не пылится под стёклами, всюду жизнь кипит, а присматривают за всеми музейными делами студенты нашего университета из факультета народного промысла. Если бы не было сказано об этом, то и не догадаешься, так и будешь в действе далеком умом и чувствами пребывать. Вот чудеса-то, словно в машине времени прокатился на четыре тысячелетия «назад в будущее»! В будущее, потому, что многие элементы жизни и быта очень мудрыми оказались и технического прогресса они совсем не требуют.

Вся музейная территория расположилась в прибрежной полосе и завершала собой или начинала прибрежный парк, пролегающий вдоль  всего берега Матушки Волги, омывающей наш РодоЛад.

Прибрежный парк и улицы поселения

Парк вдоль берега — это ещё одна диковинная достопримечательность поселения. Его общая длина вместе с музеем около трех километров набирается. На парк выходят несколько улиц-аллей РодоЛада в разных его местах. Эти улицы, скорее не улицы, а бульвары и аллеи, потому что, по ним не ездят машины. Машины, конечно, могут проезжать и для этого есть твёрдое покрытие, которое поросло мелкой шелковистой травкой и несколько машин в день его не повреждают, потому что, покрытие имеет отверстия для этой травки, так, что колёса только прикасаются к траве, но не приминают её. Названия улиц очень многозначительны. Одну вы уже знаете, аллея Любви, две другие называются улицы Счастья и Радости, в каком городе такие встретишь! Но мы сейчас о парке говорим. Так вот, аллеи завершались-начинались в парке такими интересными сооружениями, которые и сооружениями назвать трудно. Скорее это живые конструкции из долговечного материала, деревьев и лиан, образовавших собой большие зелёные пространственные арки. Под ними уютно разместились удобные деревянные на кованой основе скамейки, обращенные в сторону Волги.

Вся береговая полоса шириной, где в 150, а где и более метров утопала в зелени и цветах. Надо сказать, что берег, то есть кромка воды ежегодно отходит в сторону реки, иной раз до метра в год. Поговаривают, что плотины будут разбирать, как экологически вредные и бесполезные объекты. Альтернативной энергии уже так много стали вырабатывать, что на всё хватает, значит, гидроэлектростанции утрачивают свое прямое назначение. А раз берег отходит, то и парк постепенно расширяется и, кое-где, он уже к пойме опустился. Там стали произрастать другие деревья, влаголюбивые и более южные. Высадили целую рощу персиков, скоро будут первые урожаи, приезжайте помогать собирать, с пустыми руками не уедите.

Вдоль обрывистого берега по высокому склону разветвились дорожки-тропинки аккуратные, можно на велосипеде проехать или на коне проскакать. Дорожки, то спускаются по склонам, то поднимаются, и на очередном возвышении подходят к видовой площадке с беседкой, костровищем и дровницей под навесом, полной сухих дров. Дрова напилили из валежника, который в свою очередь убрали по краям оврагов, заросших лесом. Там его предостаточно скопилось, хотя берём только те сухие деревья, которые были повалены бурями. Костры разжигают и свои поселенцы, и туристы, по вечерам приятно посидеть по-над Волгой при живом огне, полюбоваться её раздольем и закатом солнца. Про закаты разговор особый. Не было ни одного заката повторяемого впредь, или похожего на закат вчерашний, даже близко, если только всё небо не обложено тучами несколько дней к ряду. Бывают такие краски на небе по вечерам, диву даешься. Восходы и закаты хорошо встречать с главной возвышенности РодоЛада.

В беседке стол с дарами Земли… Сначала, это казалось непривычным, кто, кому и зачем кладёт фрукты и овощи. Так…, а куда их девать-то, не закапывать же хорошие плоды. Вот и стали подкармливать гостей. Всем так понравилось, что стали приезжать помогать собирать урожаи и себе набирали за эту помощь и общались с поселенцами на темы их жизни и доброго уклада в поселении… Так и пошла молва о райских садах Семей РодоЛада, звучит почти как «садах Семирамиды».

Постепенно год за годом высаживали в береговом парке новые деревья и лесные и плодовые и кустарники ягодные и орехи всякие. Теперь этот берег действительно райский. А сколько в нём птиц, шмелей, пчёл и животных мелких и покрупнее водится. Вот недавно рысь видели, косули и лоси уже привычными стали, а птицы начали мигрировать к нам с более южных широт и живут всю зиму, Летом другие птицы прилетают с более северных широт. Весь парк, не спеша, можно пройти пешком за пару часов, овраги, которые раньше разделяли его на несколько частей, теперь имеют мостики перекидные, навесные, канатные и арочные и еще хитрые такие есть. С этих мостиков народ любуется весенними половодьями, когда овраги в речки превращаются на несколько дней. Только теперь воды стало меньше утекать, её научились собирать в свои водоёмы в пруды для полива. Пруды есть не только в поместьях, но и некоторые глубокие овраги перегородили плотинами по всем правилам гидротехнических сооружений. Некоторые проходы-проезды через овраги как раз по плотине и идут. Раньше к соседу через овраг напрямую трудно было пройти, теперь встречаемся на мостиках и в гости друг к другу ходим по очереди. А самое интересное в парке, это спуски к воде. Их обустроили лесенками, машины туда не пускаем вот уж восьмой год. Каждый спуск к воде, — это шедевр инженерной мысли, дизайна, экологии и архитектуры. Одни извиваются вдоль скал с клумбами и навесами над головой, другие опускаются почти отвесно, и тогда надо ловким быть. Ну не настолько уж, экстрима нет, а есть внимание при спуске и подъёме, чтоб, видеть, куда наступать, за что держаться. Есть спуски с эскалаторами, только не вверх, а вниз. Становишься на первую ступень, и он плавно начинает опускаться, используя силу твоего веса, два человека немного быстрее будут опускаться, три еще быстрее, и так до определенной безопасной скорости, потом работает механизм выработки электроэнергии, который не дает эскалатору набирать скорость выше расчетной. Эта электроэнергия поступает в фонарики вдоль дорожек,  над обрывом, и у воды. Надо сказать, что многие тротуары в РодоЛаде имеют навес над головой, а вечером под ним тоже загораются лампочки-ленточки, но не везде, а только там, где есть люди в радиусе 10 метров. Идешь себе по ночному тротуару, а перед тобой, как по мановению волшебника свет появляется, а сзади, как пройдёшь его, сам собой исчезает. И получается вечерняя и ночная игра бегущих огоньков. Интересное зрелище и видно, что кто-то идет, но не видно кто. Зато тот кто идет блаженствует от этого.

Еще хочется об улицах рассказать, точнее об их названиях. Когда-то одна многодетная семья была принята в поселение и, на радостях, они, вместе с детьми, увлекшись мечтами, стали названия улицам давать. Эти названия были удивительно подходящими к нашему сегодня, тогда, они немного смелыми показались и не все поддержали такие чудные названия. Послушайте и к себе прислушайтесь: Аллея Любви, Улицы Счастья и Радости, Дуга Изобилия, Путь Процветания, Тропа Созидания… (все). Часть названий сохранили, а часть придумали в своих «уголках», посоветовавшись со своими соседями. Новые названия оказались ни сколько не хуже тех, но милее сердцу, потому что сами их придумали, сами по ним и ходим.

Проедет по зеленой колее, какая редкая машина до своего поместья и опять тихо, только до сих пор то там, то тут молотки, да топоры стучат, а бензопилы тоже на спирт переоборудовали, уж больно чадили, «заразы». Они ещё и шумят сильно, надо с этим что-то делать! Машины уже ни кого не беспокоят. Они в основном стоят на стоянке у въезда или около своих домов под навесами. Зато веломобилей у каждого подростка по два. Это обычный велосипед, только с тягой от аккумулятора. Велосипедов всяких конструкций на каждой площадке и на перекрестках стоит множество. Можно даже взять любой велосипед на одной площадке, покататься, а оставить на другой. Они все с датчиками, мальчишки устроили диспетчерский центр слежения. Дальше РодоЛада не уедут. Каждая улица имеет свой образ и свой колорит, ведь каждое пространство Любви на отрезок своей улицы распространяется. Вот и стараются люди расширить Его на весь РодоЛад! Кругом цветы, то с клумбами, то бордюром, то к живой изгороди цветы прильнут, а то и к самой колее, попробуй тут съехать хоть на полметра, красоту помнёшь, вот водители и не нарушают «выделенной полосы движения». Где нет цветов, там колея обкошена и меленькая травка, как густой зелёный ковер, растёт себе и глаз радует. Деревья то же разные на каждой улице свои породы преобладают. Много каштанов, акаций, липы и других обильно цветущих медоносных деревьев, уже высоких выросло, ведь пчёлки же у всех Родов есть, а пчёлкам надо нектар да пыльцу в свой улей несть, у них в улье тоже своя школа Радости есть. И весь РодоЛад как одна большая Школа Радости.

В последний день своего пребывания в поселении бабушка вернулась в свою комнату поздно и начала тихонько укладывать вещи, Юля уже спала с улыбкой на лице, и ей снился урок Природолюбия. Как она вместе с другими учениками гуляла по берегу Ра реки и собирала самые разные по форме, цвету и размеру камушки. Потом каждому камешку все вместе придумывали своё имя и свою интересную жизнь,  как будто, для живых существ. А после этого, камешки возвращали на берег, но разложить их надо было, по придуманному рассказу и зарисовать эту картинку в альбоме. Потом по этому эскизу будет нарисована новая картина, а камушки могут и к тропинкам переселиться. Юля приоткрыла один глаз и сказала сквозь сон: «Бабуля, я на уроке, не шурши, пожалуйста»…

Утром следующего дня Бабушку провожали на пароход всей Юлиной группой. Возвращались к причалу по другой тропинке. Вдоль извилистой дорожки, на каждом повороте которой лежали камни разного размера формы и цвета. Они были уложены как-то по особенному, в определённый образ собраны.

— Бабушка смотри, камни, которые я во сне видела, выросли и переселились к дорожке! Теперь у них тоже новая жизнь началась!

Бабушка заулыбалась и погладила Юлю по голове, стараясь не нарушить её интересную причёску, в которую были вплетены красивые цветы, а косички создавали свой цветок. Подошли ко входу под купол речного вокзала и встали на живой эскалатор, который отреагировал мягким движением вниз и что-то тихо зашуршало под ним, значит вечером светящиеся ленточки будут дружелюбно сопровождать кого-то идущего по тротуару и ему будет светло на душе.

— Бабуль, мне кажется, что я скоро начну писать рассказ об этом замечательном поселении, только мне хочется его немного приукрасить, пусть будет похож на красивую, но выполнимую сказку…

Скоро сказка сказывается, да долго дело делается, делается долго, но уверенно и не одно, а сразу несколько важных дел. И Сказ этот тоже продолжается и наперед заглядывает, не так быстро, как жизнь в РодоЛаде, но всё же! Продолжение следует.

16 ноября 7521 лета 11часов, 11 минут.

Да и уснул сладкоо

Понравилась статья, расскажите друзьям
Общайтесь со мной

3 комментария на “Сказ о том что было и что будет (полный)”

  • Хорошая статья. Много интересных мыслей — насколько они применимы — жизнь покажет. Если позволяет сайт — добавьте для таких длинных статей как эта, возможность ставить закладки. Или, что проще, большую статью на несколько смежных статей разбить.

  • Побольше б таких постов на блоге.

  • Круто..взяла почти все))

Циклы Жизни
КОБ иПутин
Роды в воде
Тайна Луны
Селестинские пророчества
Высший разум
Леонов
Порфирий
Янь, Инь, Хрень.
Город будущего

Подпишитесь на обновления, получайте новые статьи на почту:

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
С миру по нитке
Пожертвовать
toodoo
Рекомендую
SPRINTHOST.RU: быстрый и надежный хостинг!